Подписка о неразглашении как нарушение права на защиту

0
93

Суд признал незаконным отобрание подписки у подозреваемого в преступлении не придавать гласности данные предварительного расследования

Адвокат Андрей Сабинин рассказал «АГ», как ему удалось обжаловать подписку о неразглашении, не зная подробностей дела, в рамках которого она была взята.

Прикубанский районный суд Краснодара признал незаконными действия следователя, отобравшего подписку о неразглашении данных предварительного расследования, – суд восстановил справедливость в отношении подозреваемого по уголовному делу, которого лишили возможности реализовать свое право на защиту.

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Андрей Сабинин рассказал, что в данное время расследуется дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ. В разжигании ненависти по отношению к атеистам подозревают Максима Дроздова. Несмотря на то что обвинение ему не предъявили, практически сразу после возбуждения дела и у подозреваемого, и у его адвоката (коллеги Сабинина) отобрали подписку о неразглашении данных по этому делу.

По сообщению адвоката, он включился в защиту лишь для того, чтобы «отбить подписку подозреваемого»: «Я “зашел” в дело только для подачи жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ относительно незаконного характера отобрания подписки у Дроздова». При этом защитник готовил жалобу, не имея представления о сути подозрений. «Абсурд ситуации в том, что пришлось обжаловать сам факт подписки, не имея возможности быть уведомленным о сути дела», – разъяснил ситуацию адвокат.

Он пояснил, что существует ряд определений Конституционного Суда, в которых неоднократно подчеркивалось, что УПК РФ не предусматривает отобрания такой подписки у подозреваемого или обвиняемого. «Если подписка о неразглашении данных по делу отобрана, то она нарушает право на защиту», – пояснил адвокат главный довод своей жалобы, которая была построена исключительно на анализе норм УПК РФ во взаимосвязи с теми комментариями, которые давал КС РФ.

Как пояснил Андрей Сабинин, несмотря на то что, по мнению Конституционного Суда, ст. 46 УПК РФ во взаимосвязи со ст. 110 и 161 УПК РФ не противоречит Конституции РФ, тем не менее такая подписка является незаконной. «КС РФ считает, что противоречия Конституции РФ нет, но при этом создает норму права в рамках определения», – пояснил адвокат.

Он также сообщил, что отобрание подписки о неразглашении – давняя практика правоохранительных органов. «Я и мои коллеги считаем, что это незаконно, – подчеркнул адвокат. – Многие могут подумать, что здесь нет проблемы: “Как это подозреваемый не может обсудить дело со своим адвокатом? Как раз таки с ним и может!” Но здесь иная ситуация: я – другой адвокат, и при обращении ко мне или к другому адвокату либо к специалисту или эксперту подозреваемый практически связан обетом молчания», – разъяснил адвокат суть проблемы.

Защитник добавил, что 17 апреля 2017 г. ст. 161 УПК РФ была изменена в спорной части, и разглашением перестали считаться обращения с жалобами в международные судебные организации и к специалистам. «Но у нас практика не сформирована. Мы не знаем, как Следственный комитет будет реагировать на это: может быть, каждый раз придется спрашивать разрешения», – указал адвокат на неопределенность ситуации. В суде адвокат настаивал на том, что подписка в данном случае формирует негласную обязанность заявлять ходатайства при каждом обращении к эксперту, специалисту или другому адвокату, – а значит, тратить время и нести процессуальные издержки, для того чтобы такие разрешения получать, «поэтому ее просто не должно и не может быть».

В суде Андрей Сабинин также пояснил, что в рамках защиты прав доверителя часто возникает необходимость обращения к внешним источникам профессиональных знаний, которые в рамках официального уголовного расследования получить сложно. Дело в том, что экспертизы, как правило, уходят в ведомственные учреждения МВД или Минюста, и часто «результат представляется в обвинительном ключе», тогда как обращение к внешним источникам профессиональных знаний может способствовать вынесению оправдательных приговоров.

В данном деле возникла необходимость получения внешней консультации лингвистов, которые находятся за пределами Краснодара. Но в связи с наличием подписки о неразглашении пришлось доставлять экспертов в Краснодар, чтобы и их предупредили об уголовной ответственности в случае придания гласности данных предварительного расследования. Адвокат считает, что такая ситуация недопустима: «Это существенным образом затрудняет доступ к правосудию и не дает реализовать право на защиту в лаконичном процессуальном ключе».

В итоге, несмотря на возражение прокурора, суд встал на сторону защиты, восстановив возможность для подозреваемого реализовать право на защиту, заключил адвокат.

Источник: advgazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here