Заинтересовано ли тюремное ведомство в искоренении поборов на территории свердловских колоний?

0
433

«Осужденный Стихин в комнате психологической разгрузки избил меня кулаками по голове, у меня была гематома правого уха. За медпомощью я не обращался, т.к. боялся. Стихин потребовал перечислять деньги на его счет. Он грозил, что если я кому расскажу, то поеду в «обиженку» (низшая каста в тюремной иерархии, — прим. авт.). Он на бумажке дал мне номер банковского счета, я по телефону продиктовал маме номер и она трижды в августе-октябре 2017 года высылала ему деньги 5 тысяч, 1 тысячу и 1 тысячу. Все квитанции у мамы есть…». Об этом рассказал адвокату заключенный, отбывающий наказание в колонии г. Екатеринбурга.

Фрагмент адвокатского опроса заключенного М.

«В колонии процветает вымогательство денег с родственников осуждённых. Платить необходимо за все: за возможность позвонить родственникам, получить краткосрочное или длительное свидание, не быть подвергнутым избиению, даже за возможность курить следует заплатить деньги. Самыми изощренными способами активисты заставляют заключённых просить родственников перечислять деньги на счета, номера которых настойчиво диктуют под запись…». Об этих ужасных фактах указывает в своем обращении адвокат Н. Протасова, которая обеспокоена незаконной деятельностью в государственном учреждении.

Фрагмент адвокатского опроса заключенного А.

«В июне месяце 2017 года мною были поданы заявления о вымогательстве у меня денежных средств в размере 30 000 и 14 000 (квитанции о перечислении у моей матери) осужденными в интересах сотрудников администрации. В связи с этим на меня оказывалось психологическое давление. Результатов рассмотрения моих заявлений мне не вручено. Написание жалоб на отсутствие результатов проверок привело меня в ШИЗО. В ШИЗО я провел 29 суток…», — рассказал адвокату заключенный, отбывающий наказание в тагильской колонии.

Вот лишь несколько конкретных примеров того, как происходит вымогательство в некоторых колониях Свердловской области. По сообщению правозащитников и членов ОНК очень много жалоб на поборы и вымогательство поступает из ИК-5 г. Нижний Тагил. В ИК-46 г. Невьянск заключенный, находящийся в ШИЗО, заявил членам ОНК, что совместно с другим осужденным пытался совершить побег из колонии из-за того, что в учреждении «активисты» вымогают денежные средства, а при отказе платить — подвергают осужденных пыткам и издевательствам. Заключенных поймали в запретной зоне. Поступали жалобы на вымогательство из тавдинских колоний.

Правозащитники утверждают, что схема вымогательств денежных средств давно известна. Поборами в основном занимаются дневальные или «завхозы», которых заключенные называют «активистами» (осужденные, негласно выполняющие незаконные приказы руководства колоний — прим. авт.). Именно эти «активисты» предлагают заключенным перечислить энную сумму денежных средств на банковские счета, которыми они иногда свободно управляют через систему Онлайн-Банк. Потом денежные суммы поступают в колонию в виде «гуманитарной помощи» или наличкой. Те осужденные, кто отказывается платить, подвергаются пыткам и физическому насилию или убийству. Например, как это произошло в ИК-2 г. Екатеринбурга с заключенным Антоном Штерн, который отказался платить дань «активистам» и за это его убили.

Антон Штерн отказаался платить и был убит

Руководство пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области тогда сразу заявило, что факты вымогательства и убийства заключенного Штерн в ИК-2 не подтвердились, а правозащитники всё  врут.

Но был суд и в суде было доказано, что вымогательства и убийство заключенного Штерн было, виновные лица из числа «активистов» колонии, получили большие сроки наказания.

В отношении осужденных, которые негласно выполняли незаконные приказы начальников ИК-2, вынесли приговор

Дополнительно судья вынесла  в адрес руководства колонии частное определение, где было указано:

«…в колонии действовал на момент совершения им преступлений (с сентября 2014 года до января 2015 года) и продолжает действовать в настоящее время система «актива» отряда, «завхоза» — старшего дневального, «активистов» — помощников дневального, которые фактически подменяют собой функции представителя администрации, сотрудника колонии, допускают в своем поведении неоправданное, незаконное физическое и нравственное насилие над другими осужденными за не выполнение либо ненадлежащее выполнение ими каких-либо обязанностей. Судом установлены факты вымогательства денежных средств осужденными с потерпевшего Штерна под предлогом оказания колонии «благотворительной помощи», что также требует тщательного внимания со стороны администрации…».

фрагмент частного определения, вынесенного судьей Верх-Исетского районного суда в адрес руководства ФКУ ИК-2 г. Екатеринбурга 

У двух осужденных, отбывающих наказание в ИК-13 г. Нижний Тагил, тоже вымогали денежные средства и они обратились с жалобами в ГУФСИН России по Свердловской области. Заключенные надеялись, что тюремное ведомство проведет проверку и прекратит незаконную практику поборов в колонии. К своим жалобам заключенные приложили номера банковских счетов и чеки о перечислении денежных средств, на указанные банковские счета.

ГУФСИН проверку провело и нарушений не нашло

Сотрудниками оперативного управления ГУФСИН была проведена проверка, в ходе которой доводы, изложенные в обращениях, своего подтверждения не нашли. Дополнительно, ГУФСИН России по Свердловской области уведомило заявителей, что установить выполненные финансовые операции по указанным в обращении банковским картам, сотрудниками ГУФСИН не представляется возможным.

Вот так, тюремная служба, имеющая право на оперативно-розыскную деятельность, спокойно расписывается в своём бездействии по пресечению незаконных действий на территории колонии.

У правозащитников давно уже имеются сомнения по поводу того, что ГУФСИН России по Свердловской области реально заинтересовано в искоренении фактов вымогательств и поборов на территории исправительных учреждений.

Всем известный руководитель пресс-службы тюремного ведомства Александр Левченко на каждое открытое заявление правозащитников о нарушениях в системе ГУФСИН «рапортует» о том, что в системе все законно, а правозащитники, «отрабатывают деньги криминалитета и раскачивают лодку».

Правозащитники Урала

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here