Детдом ужасов: мальчики-сироты рассказали об изнасилованиях в интернате под Челябинском

0
643
По словам приемных матерей, им угрожали забрать детей-сирот из семей, если они будут общаться с журналистами Фото: Илья Бархатов

В интернате под Челябинском массово насиловали сирот, заявили три приёмные семьи, которые взяли из учреждения под опеку семерых мальчиков 10–14 лет. Дети в мельчайших подробностях рассказали истории, от которых волосы становятся дыбом. Во всех них фигурируют одни и те же люди — четверо педагогов детдома и двое посторонних мужчин. Приёмные мамы забили во все колокола, но арестован только один — посетитель, общавшийся с воспитанниками интерната в так называемом гостевом режиме. В правоохранительных органах не торопятся с выводами, следствие только началось. Подробности — в материале 74.ru.

Насилие как обыденность

Все три семьи, в которые попали мальчики, живут в разных городах и районах Челябинской области. Но мамы знакомы друг с другом ещё со школы приёмных родителей. У каждой из них есть свои дети, но пару лет назад они пришли к желанию взять под опеку сирот. Признаются, что сознание перевернул документальный фильм о системе детдомов России «Блеф, или С Новым годом». О том, как выбирали и привязывались к воспитанникам интерната, каждая из них готова рассказывать долго, с увлечением, подробно описывая мельчайшие детали характеров «своих» детей.

Сейчас одна из мам понимает, что первый звоночек для неё прозвенел в мае прошлого года, когда она взяла из приюта двух мальчиков 10 и 13 лет на месяц в гости для более близкого знакомства с ними. Женщина рассказала, что старший подросток попросил дать ему телефон, чтобы позвонить другу Серёге. Родители провели аккуратные расспросы и выяснили, что это взрослый мужчина, который часто приезжал к ним в интернат, водил детей на озеро, угощал конфетами, шампанским и сигаретами. Последнее насторожило женщину, и она отправилась в детдом.

— Я позвонила директору детдома, чтобы узнать, что за странный дяденька к ним приезжает. Там о нём оказались в курсе. Сказали, что он якобы хотел взять под опеку детей, но ему отказали, и больше он не приезжает, — описала разговор приёмная мать.

Директор пригласила семью вместе с гостившими у них детьми на встречу с психологом.

— Тогда мы в первый раз увидели директора, до этого она ни разу не выходила к нам, когда мы забирали детей на выходные, — вспоминает собеседница 74.ru. — Пока с детьми общался психолог, директор, как заезженная пластинка, убеждала нас, что рассказанное мальчиком — плод его воображения. Говорила нам, что у детей диагноз, что у таких ребят очень бурная фантазия, и они всё могут придумывать. По дороге домой я поинтересовалась у мальчиков, о чём они говорили с психологом. Оказалось, что спрашивали их, как живётся в приёмной семье и не обижают ли папа с мамой. А про того мужчину никто даже не спросил. Цирк какой-то. А потом социальный педагог в детдоме мне сказала, что старший мальчик — сложный ребёнок с отклонениями, что он на психотропных препаратах, и лучше его не брать в семью.

Взвесив все за и против, супруги оставили под опекой младшего ребёнка, а старшего вернули в интернат. И родители продолжали спокойно жить, заниматься сиротами, которые из «коррекционных» детей на глазах превращались в обычных мальчишек.

Как стало известно 74.ru сразу из нескольких источников, грязное бельё вылезло наружу в январе, когда в другой семье произошел шокирующий инцидент. Взрослые зашли в комнату и застали двух мальчиков-сирот, которые совершали друг с другом то, что на правовом языке называется «действия сексуального характера». Дети признались, что их этому научили в детдоме, и тоже рассказали про некоего друга Серёгу. Родители созвонились с другой приёмной семьёй и спросили, не вёл ли их мальчик себя необычно, не говорил ли чего.

— Мне позвонила мама других мальчишек и говорит, что они странные вещи рассказывают. И тогда я аккуратно начала расспрашивать сына о жизни в детдоме, — поделилась с 74.ru приёмная мама. — Спрашиваю, приезжал ли к ним этот мужчина, и что они с ним делали? Сын смотрит на меня ошарашено и говорит: «Картошку жарили». Я поинтересовалась, вкусная ли была картошка или нет, что ещё делали. А он говорит: «Он меня тр***л». Я дар речи потеряла, не знала, как с ребёнком разговаривать. Позвонила той приёмной матери, рассказываю, что узнала. Она спросила у своих детей — они ответили ей то же самое.

Тогда женщины связались с третьей приёмной мамой, которая воспитывает ребёнка из этого же детдома, и попросили её поговорить с сыном.

— Я начинаю разговаривать, а он замыкается, ревёт, убегает, — рассказала она 74.ru. — Говорит: «Мама, я не хочу на эту тему говорить». Нам удалось его разговорить буквально неделю назад. Все они рассказывают одни и те же детали, называют какие-то мелкие подробности, которые невозможно всем вместе так выдумать, даже показывают места, где их насиловали, рассказывают, что и как с ними делали.

Все дети в интернате знали Серегу
Фото: Илья Бархатов

Дальнейшее родители сравнивают с распутыванием змеиного клубка. Вопросы своим мальчикам, которые после детдома друг с другом не общались, они задавали общие, без конкретных утверждений, но ответы детей совпадали в мельчайших деталях. Вслед за приходившим к детям Серёгой в рассказах всплыл его приятель, потом семейная пара, работающая в детдоме, ещё одна воспитательница и их коллега-трудовик.

Матери утверждают: их сыновья описывают, что на встречи к мужчинам на озеро их отводила одна воспитательница. А вторая якобы периодически приглашала его в интернат по вечерам, говоря по телефону одну и ту же, видимо, кодовую фразу: «Я вещи собрала».

Вылазки на озеро называли походами на картошку или рыбалку. С детьми действительно сначала жарили рыбу и пекли на костре картошку. А потом, по рассказам мальчишек, Серёга с другом заводили их за камыши и насиловали. Эти же воспитатели выводили ребят к мужчине в гараж возле входа в интернат. Нескольких мальчишек он звал к себе домой. Приёмные матери предполагают, что сотрудники детдома могли брать с посетителей деньги.

— Дети говорят, что воспитательница, которая их приводила к приезжавшему с другом мужчине, в это время просто смотрела, как их насилуют, — возмущается приёмная мама. — Все мальчишки видели, что те отдавали воспитателям деньги. Ребята помладше, ещё не различающие банкноты, называли их «зелёными бумажками». Которые постарше, говорили о тысячерублёвых купюрах.

По словам сирот, одна из воспитателей якобы на глазах у детей устраивала оргии с мужем, а потом привлекала к своим «развлечениям» подростков. Родители полагают, что какие-то из эпизодов насилия происходили в автомобиле сотрудника детдома. Дети показали на эту машину, когда они все вместе приехали в интернат. Подробно описывали салон вплоть до цвета и материала чехлов.

— Мы не говорили мальчишкам, что каждый из них нам рассказывает, — продолжает другая мама. — Просто задавали наводящие вопросы и получали от всех одни и те же ответы. Они говорят страшные вещи, которые просто не укладываются в голове! Я показывала сыну фотографии всех, кто там в детдоме работает (листает на смартфоне снимки педагогов. — Прим. ред). Попросила его рассказать, кто из них кто. Про одних он нормально рассказывал о занятиях. А на фотографии конкретно двух мужчин, которые там работают, говорит: «Он меня тр***л».

Все говорят опекунам, что им угрожали, их били и запугивали.

— Сын когда, наконец, решился всё рассказать, подошёл и признался мне: «Знаешь, мама, я так боялся! Они сказали, что утопят меня в озере или запрут в психушку на всю жизнь», — вспоминает приёмная мама самого замкнутого мальчика.

Диагнозы и фантазии

В конце января все три приёмные семьи отправились в интернат. Говорят, что рассчитывали на поддержку руководителя детдома и совет, к кому обратиться в такой ситуации. Но встретили непонимание, из-за чего у них даже произошёл конфликт с директором.

— Вместе с директором нас уже ждали представители органов опеки и психиатр, который вёл детей в интернате, — описала одна из мам. — И они нам все в голос стали говорить про диагнозы и фантазии. Детей никто при этом не слушал. Мы сказали, что повезём ребят к врачу. На что в опеке нам ответили, что мы ничего уже не увидим. Мол, они узнавали, что такие повреждения рубцуются за полтора-два месяца. На осмотре в больнице врач это подтвердил. Выходит, опека эти сроки хорошо знает.

В связи с этим женщины вспомнили, что интернат очень долго затягивал оформление мальчишек в семью.

— Документы мы подали в марте, а оформили и передали нам ребёнка только в мае. Хотя по закону должны были это сделать за 21 день, — рассказала другая приёмная мама. — В интернате постоянно тянули с разными анализами, с подписанием бумаг. Нам даже пришлось к уполномоченному по правам ребёнка и в прокуратуру обращаться, чтобы как-то на них повлиять. А пока оформляли, как раз у них всё успело бы зажить.

Пока семьи консультировались с адвокатом, директор интерната всё-таки сама обратилась в Следственный комитет. Там возбудили уголовное дело по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера в отношении детей, не достигших 14 лет). Серёгу задержали. Как сообщили в Центральном районном суде Челябинска, 4 февраля мужчине избрали меру пресечения в виде содержания под стражей и отправили его в следственный изолятор.

Детей допросили. У троих педагогов интерната провели обыски, но никого из сотрудников детдома не задержали.

— Нашему адвокату в СК сказали, что воспитатели отпущены за отсутствием доказательств, — рассказала одна из мам. — Дети детально описали следователю все действия педагогов и даже назвали интимные подробности, как они выглядят обнажёнными. При беседе присутствовала психолог. Она подтвердила, что дети не могли такого придумать, и факт насилия налицо. Но почему эти сотрудники детдома до сих пор на свободе? На днях из санатория вернулся ещё один приёмный мальчик, следователь должен был его допросить. Но в СК нам сказали, что это не горит, и почему-то переключились на медицинские документы наших детей и их диагнозы. Заинтересованности собрать показания других детей мы не увидели.

Родители боятся, что воспитатели уйдут от ответственности, и подобные истории могут повториться с другими детьми в интернате. Одновременно им приходится переживать и за своих приёмных мальчишек. Приёмные мамы рассказали: когда в органах опеки узнали, что кто-то из семей обратился к журналистам, им стали звонить и требовать прекратить любое общение со СМИ. Предупредили, что выедет комиссия и изымет приёмных детей.

«Не публичить»

Корреспонденты 74.ru выехали в интернат, чтобы побеседовать с директором. Типовое здание, слева те самые гаражи, про которые в приёмных семьях рассказали дети. По двору туда-сюда бегал мальчишка, что-то заносил с чёрного хода. Визитёры вызвали у него живой интерес, ребёнок тут же сообщил, что теперь сюда часто «приезжают, всё спрашивают». И заявил, что Серёгу тут все знали, «к нему все ездили». А вот причастность воспитателей не подтвердил.

— Про воспитателей-то правду говорят?

— Про воспитателей… Ничего не делали, нормальные воспитатели. Если даже они сделали бы, их бы всё равно уволили или премии лишили бы, — рассудил мальчик.

В холле на входе женщина тщательно записала прибывших в журнал. Но встретиться с директором не удалось, руководитель как раз уехала в администрацию района для общения с межведомственной комиссией. Никто из других сотрудников детдома общаться с журналистами не стал.

Позже мы связались с директором интерната по телефону, но разговора не получилось.

— Комментариев не даю, потому что мне информация никакая недоступна, — заявила руководитель. — Поэтому вы обратились не к тому лицу, который может дать какие-то комментарии.

Не захотела говорить о произошедшем и уполномоченный по правам ребёнка в Челябинской области Ирина Буторина.

— Единственное, что могу сказать вам на данный момент, — проводятся следственные действия, и никаких комментариев я пока давать не буду, — сказала детский омбудсмен. — В этой ситуации я сторонник того, чтобы в интересах детей эту ситуацию не публичить. Все комментарии будут после следственных действий.

Прокомментировать скандал в интернате согласились только в прокуратуре Челябинской области, представители которой вошли в межведомственную комиссию, выехавшую в районную администрацию.

— Перед комиссией стояла задача выяснить, насколько произошедшие события имели очевидный характер и какие меры принимались администрацией детского учреждения для их предотвращения, — рассказала начальник отдела по делам несовершеннолетних и молодёжи прокуратуры региона Людмила Елчева. — На заседание комиссии были приглашены директор учреждения и руководство управления соцзащиты. Установлено, что мужчина, подозреваемый в совершении преступлений в отношении несовершеннолетних воспитанников, с 2016 года имел заключение органов опеки, дающее ему право на общение с детьми в так называемом «гостевом режиме».

По закону такое заключение действует в течение двух лет со дня выдачи. Со слов директора детского учреждения, мужчина допустил нарушение установленного порядка, в связи с чем она письменно уведомила его о запрете общения с несовершеннолетними.

— Всем этим действиям будет дана оценка в ходе предварительного следствия в рамках уголовного дела, — продолжила Людмила Елчева. — Мы не вправе вмешиваться в детали и факты, которыми занимаются органы следствия, делать какие-либо выводы преждевременно. Педагоги-воспитатели были отстранены от работы приказом руководителя на период служебной проверки. Сейчас она завершена, но эти лица продолжают находиться в отпуске без содержания.

Людмила Елчева сообщила, что к приёмным семьям, о которых идёт речь, нет претензий и законных оснований для того, чтобы принудительно забрать у них детей.

— Мы с комиссией поднимали вопрос, что было бы целесообразно поработать с этими детьми психологам. Желательно, чтобы инициатива исходила от самих приёмных родителей, — подытожила представитель прокуратуры.

На момент публикации получить официальный комментарий от министерства социальных отношений региона и следственного управления СК по Челябинской области не удалось.

Источник: chelyabinsk.74.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here