Прокурорская показуха

1
659

В прокуратуре Свердловской области прошла рабочая встреча, на которой под председательством первого заместителя прокурора области Владимира Маленьких при участии Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой, представителей ГУФСИН России по Свердловской области был рассмотрен вопрос взаимодействия органов прокуратуры с общественными организациями при осуществлении контроля за обеспечением прав человека в местах содержания под стражей и отбывания наказания в виде лишения свободы. Об этом сообщает сайт областной прокуратуры.

фото: prokurat-so.ru

В своем информационном сообщении прокуратура заявляет, что основными формами взаимодействия являются проведение совместных выездов в учреждения уголовно-исполнительной системы для осуществления общественного контроля, участие в совещаниях различного формата, в том числе круглых столах, семинарах, рабочих встречах и т.д.

К большому сожалению, правозащитники, работающие в сфере защиты прав заключенных, а также члены ОНК, активно реализующие свои полномочия в области общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, о данной встрече узнали лишь из информационного материала, опубликованного на сайте областной прокуратуры. А ведь действующим правозащитникам и членам ОНК есть что сказать в адрес прокурорских работников.

Ольга Вековшинина, член ОНК Свердловской области:

«У меня более 100 посещений за 2017 год и я не разу не получала приглашение от прокуратуры о совместном посещении того или иного учреждения. В моей работе бывали случаи, когда помощь прокуратуры нам была необходима, например, когда мы выявили избитого заключенного в ИК-5, а фельдшер учреждения отказался зафиксировать телесные повреждений. По выходу из колонии мы сразу обратились в Нижнетагильскую прокуратуру по надзору за ИУ с просьбой проехать с нами в колонию, зафиксировать побои и опросить избитого заключенного, но прокурор заявил: «Пишите жалобу — рассмотрим в течение 30 дней». Или вот ещё случай, сотрудники ИК-26 во время проведения общественной проверки буквально выкинули нас из колонии. Мы сразу позвонили прокурору Тавдинской прокуратуры по надзору за ИУ с просьбой срочно вмешаться в ситуацию, но опять сотрудником прокуратуры нам было заявлено, «Обращайтесь, ваша жалоба будет рассмотрена». Очень часто я обращаюсь в прокуратуру с целью проведения проверки по выявленным нарушениям, но надлежащей проверки по моим жалобам не происходит. Прокуратура говорит о взаимодействии, а на деле получается профанация».

Роман Качанов, руководитель МОО «Межрегиональный центр прав человека»:

«Наша организация в течение пяти лет проводила различные семинары, встречи и круглые столы, на которых мы обсуждали тяжелую ситуацию с правами человека в колониях Свердловской области. Всегда на свои мероприятия мы приглашали представителей прокуратуры и ГУФСИН, но ни разу сотрудники этих ведомств не посещали наши правозащитные мероприятия. Для меня совершенно не понятно, о каком взаимодействии идет речь, когда прокуратура даже не пригласила правозащитников на эту встречу».

Также прокуратура сообщает, что «на совещании отмечено позитивное влияние данного взаимодействия на решения вопросов, возникающих между администрациями учреждений и осужденными при исполнении уголовных наказаний».

Может и есть какое-то позитивное влияние на взаимодействие, о котором правозащитникам ничего неизвестно, но мы хотим обратить внимание на отписки, которые выходят из-под пера сотрудников прокуратуры на жалобы о нарушениях прав заключенных в колониях Свердловской области.

Супруга заключенного, отбывающего наказание в колонии Свердловской области, обратилась в областную прокуратуру с жалобой, что у её мужа в колонии вымогают денежные средства, а после того, как он отказался платить, ему фабрикуют дисциплинарные взыскания. По сообщениям супруги, первый раз мужа посадили в ШИЗО на семь суток, за то, что встал ночью с постели попить водички. Второй раз его посадили в ШИЗО уже на 15 суток за то, что не поздоровался с сотрудником колонии. Родственница просила помощи у прокуратуры,а к своему заявлению приложила банковские чеки, подтверждающие денежные переводы на неизвестные ей банковские счета.

По данному факту проверку проводил начальник отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний прокуратуры Свердловской области А.В. Васильев, который не нашел нарушений и в своём ответе сообщил заявительнице:

«Осужденный Самсонов (фамилия изменена, — прим.авт.) при разговоре с сотрудником исправительного учреждения нарушил п. 18 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений. За допущенное нарушение осужденный Самсонов водворен в ШИЗО на 15 суток. Оснований для отмены указанного дисциплинарного взыскания прокуратура не усматривает».

Общественники отмечают, что в большинстве случаев прокуратура выступает на стороне надзирателей и старается не замечать грубых нарушений прав заключенных. В пример своих слов, правозащитники приводят ситуацию в ИК-2, где банда заключенных, под руководством администрации учреждения, несколько лет спокойно занималась преступным промыслом по избиению заключенных и вымогательству у них денежных средств и материальных ценностей, а после того, как состоялся суд, прокуратура все же признала, что в ИК-2 пытали заключенных и заставляли их писать явки с повинной. Или случай в ИК-46, где администрация учреждения забила насмерть заключенного, после чего 400 осужденных объявили голодовку. Впоследствии начальник колонии и его заместители были осуждены на длительные сроки заключения. Этого убийства бы не состоялось, если бы прокуратура реагировала на жалобы заключенных и правозащитников, которые неоднократно заявляли о пытках и насилии в ИК-46.

Правозащитники Урала

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here