Обзор ЕСПЧ по делам о защите адвокатской тайны переведен на русский язык

0
550
Фото: «Адвокатская газета»

Ранее «АГ» сообщала, что документ содержит ряд важных для российских адвокатов правовых позиций

Директор Института права и публичной политики, осуществившего перевод Обзора, Ольга Сидорович пояснила «АГ», что проблема соблюдения прав адвокатов стоит перед юристами практически всех стран и во многом отражает уровень развития гражданского общества и степень консолидации юридического сообщества. Параллельно перевод документа был выполнен и Федеральной палатой адвокатов РФ.
Как ранее сообщала «АГ», в январе 2018 г. ЕСПЧ опубликовал Обзор по делам о защите адвокатской тайны. Приведенные в Обзоре дела касаются нарушений прав адвокатов, выразившихся в требованиях раскрывать информацию о банковских операциях в процессе уголовного судопроизводства, во вмешательствах в переписку с доверителями, в прослушке телефонных разговоров, в установлении тайного наблюдения, в наложении обязательств сообщать о подозрениях, в запрете доверителю на разглашение информации защитнику, а также в проведении обысков и выемок в рабочих помещениях и домах адвокатов.

 

Документ вызвал большой интерес у юридического сообщества, в связи с чем Институт права и публичной политики перевел его на русский язык.

Ранее юрист ИППП Ирина Османкина, являющаяся одним из редакторов перевода, отмечала, что в Обзор включены как дела, по которым Европейский Суд уже вынес постановление или решение, так и дела, коммуницированные и только подлежащие рассмотрению. «Очевидно, что такие обзоры имеют практическую ценность, поскольку позволяют оперативно находить подходы Европейского Суда к разрешению конкретного вопроса, оценивать перспективы подачи жалобы по своему делу и следить за развитием такой практики в целом», – пояснила она.

В Обзоре представлены позиции как по тем вопросам, которые уже не раз находились на рассмотрении Европейского Суда, так и по вопросам, по которым Европейский Суд ранее не высказывался. К первой категории Ирина Османкина отнесла обширную практику о проведении обысков в адвокатских помещениях и изъятии материалов, составляющих адвокатскую тайну. Юрист сочла важными для правоприменительной практики постановления от 7 июня 2007 г. по делу «Смирнов против России» (жалоба№ 71362/01), от 9 апреля 2009 г. по делу «Колесниченко против России» (жалоба № 19856/04), от 22 декабря 2008 г. по делу «Алексанян против России» (жалоба № 46468/06), от 12 февраля 2015 г. по делу «Юдицкая и другие против России» (жалоба № 5678/06). Ирина Османкина отметила, что в перечисленных постановлениях содержится систематизированное изложение стандартов, сформулированных ЕСПЧ в отношении производства обысков.

«К числу свежих постановлений, на которые стоит обратить внимание российским адвокатам, можно отнести Постановление от 25 июля 2017 г. по делу “M. против Нидерландов” (жалоба № 2156/10). В этом деле заявитель, обвиняемый в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, жаловался, среди прочего, на запрет разглашения своему защитнику полной информации о деле в связи с секретным характером такой информации. Фактически в этом деле заявитель был вынужден самостоятельно решать без получения консультации адвоката, разглашение какой информации своему защитнику повлечет риск нового уголовного преследования. Суд отметил, что такое бремя не является соразмерным, и запрет на разглашение адвокату полной информации о фактических обстоятельствах дела свидетельствует о таких ограничениях в общении с защитником, которые не соответствуют требованиям справедливого судебного разбирательства и нарушают право на квалифицированную юридическую помощь», – указала юрист.

Ирина Османкина также отметила дела, в которых заявители оспаривали отсутствие в национальном законодательстве достаточных гарантий защиты адвокатской тайны при проведении прослушки телефонных разговоров и перехвате корреспонденции между адвокатом и его клиентом. «Например, к их числу относится дело “10 правозащитных организаций и другие против Соединенного Королевства” (жалоба № 24960/15), слушание по которому состоялось 7 ноября 2017 г. Другие жалобы по аналогичной проблеме были поданы против Швеции, Австрии и Франции», – пояснила юрист.

Подобный вопрос применительно к российскому законодательству, пояснила Ирина Османкина, уже был рассмотрен в Постановлении от 7 ноября 2017 г. по делу «Дудченко против России» (жалоба № 37717/05), о котором сообщала «АГ»: Европейский Суд пришел к выводу о недостаточности гарантий конфиденциальности общения адвоката и подзащитного при прослушивании телефонных разговоров и недопустимости приобщения информации, полученной таким образом, к материалам уголовного дела.

Комментируя «АГ» важность Обзора и его доступности на русском языке, директор ИППП Ольга Сидорович указала, что проблема соблюдения прав адвокатов стоит перед юристами практически всех стран и во многом отражает уровень развития гражданского общества (адвокатура – один из его органических элементов) и степень консолидации юридического сообщества. Также она пояснила, что в научном и практическом плане проблематика мониторинга нарушений прав адвокатов возникла в поле зрения юристов Института права и публичной политики в 2015 г., когда готовилось экспертное заключение amicus curiae по делу Александра Баляна и других, рассмотренному в Конституционном Суде 17 декабря 2015 г. № 33-П.

Ольга Сидорович отметила, что в 2017 г. сотрудники Института провели опрос, который выявил наиболее распространенные нарушения профессиональных прав адвокатов. «Ими стали нарушение адвокатской тайны, ограничение доступа адвоката к подзащитному, нарушение требований к порядку направления ответа на адвокатский запрос, нарушение порядка ознакомления адвоката с материалами уголовного дела, необоснованные отводы защитников, нарушение порядка оплаты труда адвоката по назначению и ряд других», – указала директор Института. Ольга Сидорович пояснила, что для поиска возможных вариантов решения перечисленных проблем стоит посмотреть на опыт других стран и практику международных судов. «Это необходимо для того, чтобы составить представление о том, где национальная судебная практика и законодательство недостаточно адекватно обеспечивают права адвокатов», – сообщила директор ИППП.

«Именно поэтому в ходе реализуемого Институтом проекта “Использование механизмов конституционного и международного правосудия для укрепления правозащитного потенциала российской адвокатуры” мы систематизируем и изучаем практику Европейского Суда по правам человека, стараясь привнести в практический оборот российских адвокатов знание о подходах и правовых позициях Суда к разрешению. Для этого мы переводим материалы Суда», – указала Ольга Сидорович. Она добавила, что юристы и эксперты Института в настоящее время работают над компендиумом из 350 постановлений ЕСПЧ, в котором на русском языке будет опубликовано содержание правовых позиций по тем судебным делам, многие из которых практически неизвестны российским адвокатам, не владеющим иностранными языками.

Стоит отметить, что параллельно перевод Обзора был подготовлен и Федеральной палатой адвокатов РФ – он уже доступен для ознакомления на сайте ФПА.

Источник: advgazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here