«Выживет — не выживет» или почему надзиратели прячут больного заключенного?

0
525

22 апреля 2018 года на городском портале E1 была опубликована статья под названием: ««На него смотреть жутко»: екатеринбурженка заявила, что её муж умирает в колонии от тяжёлой болезни«. В данной статье сообщалось, что супруга и мать осужденного Вячеслава дежурят возле стен ИК-2, что в областном центре, в надежде хоть что-нибудь узнать о судьбе их близкого человека, которого накануне в тяжелом состоянии привезли в областную тюремную больницу в тяжелом состоянии и поместили в палату интенсивной терапии.

Олеся (слева) и Светлана несколько часов дежурили под стенами колонии. Фото: E1

После публикации статьи супруга заключенного Олеся пришла в офис «Правозащитников Урала» и попросила помощи. Во время беседы выяснилось, что муж Олеси, отбывающий наказание в ФКУ ИК-46 ГУФСИН России по Свердловской области, 20 апреля 2018 года был срочно этапирован в областную тюремную больницу при ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области, где был помещён в палату интенсивной терапии.

По сведениям супруги Олеси, в ИК-46 г. Невьянска её мужу долгое время не оказывали соответствующую медицинскую помощь, а 17 апреля 2018 года Вячеслава срочно вывезли из ИК-46 в Невьянскую городскую больницу, где ему была проведена операция по откачиванию неизвестной жидкости в брюшной полости. В разговоре с врачом Невьянской больницы, оперировавшим заключенного, Олеся выяснила, что жидкость, обнаруженная в брюшной полости её мужа, не гнойная и образовалась недавно. В связи с чем образовалась жидкость в брюшной полости, врач пояснить не смог, но рекомендовал срочно пройти обследование в областной больнице г. Екатеринбурга.

Автомобиль для перевозки заключенных

По словам Олеси, врачи тюремной больницы при ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области до сих пор не могут установить диагноз её мужу, а на её просьбу перевезти мужа в муниципальную больницу для проведения полного обследования заявили, что областная муниципальная больница отказалась принимать больного заключенного.

24 апреля 2018 года областную больницу при ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области посетила юрист Фонда «В защиту прав заключенных» Лариса Захарова, но свидание с заключенным Вячеславом ей предоставлено не было. Причина – внезапно в колонии не оказалось представителя администрации, кто смог бы подписать разрешение на свидание.

25 апреля 2018 года в областную больницу прибыл адвокат Роман Качанов, которому в свидании было отказано. Причина – заключенный находится в палате интенсивной терапии и свидания с ним запрещены.

Данный довод является незаконным, т.к. ещё 25 сентября 2014 года Верховный Суд России своим решением определил, что нельзя ограничивать, даже временно, больных заключенных во встречах с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области

Во второй половине дня, 25 апреля 2018 года, тюремную больницу посетили члены ОНК Свердловской области Ольга Вековшинина и Михаил Борисов, которые установили факт нахождения заключенного в палате интенсивной терапии, но поговорить с ним не смогли, т.к. представители администрации запретили встречу с больным осужденным, разрешив посмотреть на больного через стекло. По сообщению члена ОНК Ольги Вековшининой, Вячеслав лежал на больничной кровати с открытыми глазами, а на лице была улыбка. Только вот искренняя ли была улыбка — наблюдателям выяснить не удалось.

Как нам рассказала Олеся, она неоднократно встречалась с врачами тюремной больницы при ФКУ ИК-2 и все время тюремные врачи ей заявляли, что диагноз её мужу не установлен, но взяты различные анализы. Последний раз Олеся встречалась с лечащим врачом 25 апреля, который заверил её, что состояние её мужа удовлетворительное, скоро получат результаты анализов и попросил её придти через неделю, в среду. Только после выхода из колонии Олеся узнала, что следующая среда — это выходной день. Неизвестно, будет ли лечащий врач на работе?

Свидание с мужем,  в связи с особыми обстоятельствами, Олесе так и не было предоставлено, но по имеющимся данным, региональный омбудсмен Татьяна Мерзлякова лично просила начальника колонии Чурикова разрешить Олесе свидание с мужем.

Почему тюремные служащие прячут больного заключенного?

Правозащитники и общественные наблюдатели полагают, что в областной тюремной больнице при ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области не смогут провести качественное диагностическое обследование и оказать соответствующую медицинскую помощь заключенному Вячеславу Б., в связи с чем есть все основания полагать, что жизнь Вячеслава находится в опасности и он может умереть.

По данному факту поданы различные обращения в защиту больного заключенного.

Правозащитники Урала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here