Совет по правам человека России и представители общественности выступили в защиту Оюба Титиева

0
85
Оюб Титиев

Совет по правам человека при президенте РФ на своем заседании 11 мая снова поднял вопрос об уголовном преследовании руководителя ПЦ «Мемориал» в Чечне Оюба Титиевасообщает «Новая газета».

С докладом о деле Оюба Титиева выступил правозащитник Игорь Каляпин, который рассказал о неуникальной тактике Следственного комитета России в целом и чеченского СУСКа в частности, повсеместно выражающейся в саботаже расследования преступлений, совершенных сотрудниками полиции. Тактика такова: по заявлению сотрудников полиции возбуждается уголовное дело — все обвинение против Оюба Титиева выстроено на двух рапортах сотрудников Курчалоевского РОВД, якобы обнаруживших наркотики в его машине. А по заявлению Оюба Титиева, который утверждает, что ему эти самые сотрудники подкинули наркотики, проводится бесконечная проверка, по которой следователь ровным счетом ничего не делает. Просто ждет, когда уголовное дело поступит в суд, суд вынесет приговор, и приговор станет основанием для окончательного прекращения проверки по заявлению о преступлении, совершенном сотрудниками полиции.

Игорь Каляпин, проанализировав материалы проверки, проведенной следователем чеченского СУСКа по заявлению Титиева, констатировал: следователи могли легко разрушить версию сотрудников полиции, оперативно истребовав записи с камер наружного наблюдения Курчалоевского РОВД и отдела УФСБ Чечни по Курчалоевского району. На этих видеозаписях зафиксировано, как Оюба Титиева остановили трое сотрудников группы немедленного реагирования Курчалоевского РОВД. Как один из них подложил в машину правозащитника наркотики. Как ОюбаТитиева доставили в Курчалоевский РОВД, где пытались добиться от него признательных показаний. Когда он не поддался давлению, его снова отвезли на место задержания, вызывали понятых и изъяли наркоту во второй раз — ​теперь уже «по закону».

Заявление в чеченский СУСК адвокат Титиева Петр Заикин подал 12 января. И — ​одновременно с заявлением — ​ходатайство о срочном изъятии видеозаписей с камер наружного наблюдения, установленных в Курчалоевском РОВД. Следователь тянул с удовлетворением ходатайства адвоката больше месяца. Вместо того чтобы лично выехать в Курчалой, следователь послал запрос. А когда получил ответ (по версии начальника Курчалоевского РОВД, видеокамеры в тот день сломались), даже не стал проверять — ​так ли оно на самом деле.

Если бы следователь озаботился такой проверкой, он бы с удивлением узнал, что в день задержания Оюба Титиева в Курчалое не работали вообще все камеры. На здании прокуратуры, на отделении «Россельхозбанка», на отделении Сбербанка, на здании Отдела труда и социального развития, на здании АО «Чеченэнерго», на отделении Пенсионного фонда. Абсолютно все камеры по маршруту следования Оюба Титиева — ​от места задержания машины до Курчалоевского РОВД — ​не зафиксировали в тот день ничего, так как у всех приключилась «техническая неисправность». И только одна камера работала в Курчалое — ​на здании районного отдела УФСБ Чечни. Однако руководство УФСБ ЧР в ответе на запрос Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковойнаписало, что их видеокамера фиксирует противоположное от ОМВД РФ по Курчалоевскому району направление. Но дело в том, что здания отделов МВД и ФСБ в Курчалое расположены так, что в «противоположном направлении» камера может фиксировать только стену из красного кирпича.

«Есть такое понятие, как «оперативное сопровождение» следствия. А есть — ​политическое сопровождение. И его по делу Оюба Титиева осуществляет лично глава Чечни Кадыров, — ​сказал на заседании СПЧ Игорь Каляпин. — ​Но проблема тут даже не в Чечне и не в Кадырове. Проблема в том, что мы имеем дело с позицией Следственного комитета, которую если не защищает, то точно покрывает прокуратура. Почему у гражданина, обратившегося с заявлением о преступлении, совершенном против него полицейскими, прав меньше, чем у полицейских, написавших подложные рапорта? Почему в одном случае Следственный комитет бездействует, а в другом — ​тут же возбуждает уголовное дело? Да потому, что такая установка. Не только в Чечне — ​по всей стране. Поэтому не важно, является ли Титиев врагом Кадырова. Важно другое: руководитель СКР Александр Бастрыкин и генеральный прокурор Юрий Чайка публично обещали (в том числе Совету по правам человека), что это дело будет расследовано объективно. И уже пора задать им ключевые вопросы».

По результатам заседания Совет выпустил пресс-релиз, из которого следует, что Совет намерен:

1) установить дежурство членов СПЧ по поездкам в Чечню на судебный процесс по делу Оюба Титиева;

2) подготовить экспертное заключение о тотальной практике пренебрежения правами заявителей со стороны следователей СКР и надзирающих сотрудников прокуратуры;

3) обратиться к А. Бастрыкину и Ю. Чайке с просьбой дать оперативный комментарий по фактам нарушения закона, допущенным их сотрудниками в ходе проверки заявления Оюба Титиева.

Между тем, 12 мая Оюб Титиев был награжден премией Московской Хельсинкской группы «За мужество в защите прав человека». А 15 мая президенту России Владимиру Путину было направлено письмо с просьбой взять дело под контроль и положить конец травле ПЦ «Мемориал», подписанное известными деятелями искусства и науки, журналистами, представителями духовенства. Всего под текстом подписалось 60 человек, среди которых Людмила АлексееваЧулпан ХаматоваЛия АхеджаковаПавел ЛунгинЛеонид ПарфеновЛюдмила Улицкая и другие.

Помимо этого, дочь убитой в Чечне правозащитницы Натальи Эстемировой Лана запустилапетицию по сбору подписей за освобождение Оюба Титиева.

Напомним, правозащитник Оюб Титиев был задержан 9 января этого года. В его машине под передним сиденьем был обнаружен сверток с 200г марихуаны. После задержания его доставили в Курчалоевский ОМВД, где правозащитник указал, что изъятие пакета из машины прошло без понятых. Тогда полицейские отправились вместе с ним обратно на трассу, где его машину опять остановили и досмотрели уже с понятыми. В ПЦ «Мемориал» уверены, что уголовное дело стало результатом, в частности, расследования судьбы 27 исчезнувших в 2017 году жителей Чечни. В организации напоминают, что руководство республики не раз заявляло: правозащитникам в Чечне не место.

Инкриминируемая чеченскими силовиками 60-летнему Титиеву статья — практикуемый способ борьбы с неугодными в Чечне журналистами, общественными деятелями и правозащитниками.

Правозащитники Беларуси 7 февраля обратились к президенту РФ с протестом против ареста Оюба Титиева, а Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.

Источник: spring96.org

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here