Свердловский областной суд оставил приговор по делу ИК-2, где пытали заключенных под видеозапись, без изменений

0
1261
"Осужденные-активисты", которые пытали, насиловали заключенных, при этом снимали эти зверства на видеокамеру мобильного телефона

Сегодня, 18 мая 2018 года, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда рассмотрела апелляционные жалобы бывшего заместителя начальника ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Свердловской области Михаила Белоусова и его подельников из числа так называемого «актива» ИК-2, и оставила их жалобы без удовлетворения.

Судебным приговором установлено, что с 2012 по 2013 годы подполковник внутренней службы Михаил Белоусов организовал в колонии из числа заключенных жестко структурированную иерархическую систему, которая предполагала, что часть заключенных наделяется функциями контроля за спецконтингентом и правом подвергать изощренным пыткам и истязаниям основную часть осужденных. При этом «активисты» все свои безобразия над заключенными записывали на видеокамеру мобильных телефонов. Записи пыток демонстрировались Белоусову в качестве отчетов о проделанной работе. Также «активисты» выбивали явки с повинной у заключенных, которые потом направлялись в оперативные службы для дальнейшего расследования.

Михаил Белоусов был арестован прямо в зале суда. Фото: Яромир Романов znak.com

Суд первой инстанции признал Михаила Белоусова виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия и угрозой его применения (п.»а» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Он приговорен к шести с половиной годам колонии общего режима. Также Белоусова лишили звания подполковника и запретили в течение трех лет после освобождения занимать руководящие должности на государственной и муниципальной службе.

Член «актива» ИК-2. Фото: Яромир Романов znak.com

Подельники бывшего подполковника — пятеро заключенных из так называемого «лагерного актива» — в зависимости от роли и степени участия признаны виновными в групповых истязаниях с применением пыток (ст. 117 УК РФ) и групповом сексуальном насилии, совершенном с особой жестокостью (ст. 132 УК РФ). Им суд назначил наказание в виде лишения свободы на сроки от четырех лет до пяти лет трех месяцев.

Дополнительно судья Порозов взыскал с осужденных Михаила Белоусова и Александра Вельготчина в пользу потерпевшего компенсацию морального вреда на общую сумму 500 тыс. руб.

В суде апелляционной инстанции интересы потерпевшего представлял адвокат Роман Качанов.

Роман Качанов. Фото: Глеб Эделев

Роман Качанов: «Как и обвиняемыми и их защитниками, нами была также подана апелляционная жалоба на приговор. В ней мы, среди прочего, указывали на то, что действия Белоусова М.М. органами предварительного следствия и судом только единожды были квалифицированы по ч. 3 ст. 286 УК РФ, как будто в уголовном деле имеется всего один преступный эпизод, совершенный Белоусовым, хотя в уголовном деле имеются три преступных эпизода, в каждом из которых обвиняется, в том числе, Белоусов М.М., как должностное лицо, которое, превышая должностные полномочия, давало указания на применение насилия, включая сексуальное, к потерпевшим. Кроме того, суд, признавая обвиняемых виновными в совершении инкриминируемых им преступлений, в то же самое время назначил им минимально возможные сроки наказания, как будто у них есть какие-то исключительные заслуги перед Родиной. Даже за эпизоды, связанные с применением сексуального насилия в отношении потерпевших, суд назначает 4 года лишения свободы – то есть минимально возможный срок лишения свободы согласно санкции ч. 2 ст. 132 УК РФ, что представляется странным и несправедливым. Данные обвиняемые ранее судимы за совершение насильственных преступлений, в том числе, сексуального характера, то есть представляли особую опасность для общества. И, тем не менее, отбывая наказание, они вновь совершили преступления сексуального характера, с использованием особо циничных и изощренных методов унижения и мучения в отношении потерпевших, не скрывая свою радость от этих унижений и мучений, снимая всё происходящее на видео, что доставляло потерпевшим исключительные, повышенные нравственные страдания, которые невозможно передать на бумаге. Всё вышесказанное относится и к обвиняемому Белоусову, за исключением того, что он ранее не судим. Между тем, совершив преступление на государственной службе, прикрываясь своей высокой должностью, на режимной территории, где содержатся лица, изолированные от общества, то есть в условиях, при которых выявление и расследование преступлений представляет повышенную сложность, т.к. имеются все возможности для «заметания следов» и особо пристального контроля как над сотрудниками, так и над осужденными, обвиняемый Белоусов также отделался относительно небольшим сроком наказания, что представляется несправедливым. Однако суд второй инстанции не воспринял данные доводы, оставив мягкий приговор в силе».

Вместе с тем, общественники отмечают, что несмотря на судебный приговор в отношении пытателей и смену начальника ФКУ ИК-2 г. Екатеринбурга, жалобы от заключенных на пытки и истязания в колонии не прекращаются, а члены ОНК Свердловской области продолжают находить в учреждении заключенных с телесными повреждениями.

Правозащитники Урала

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here