«Девять этажей бездельников!» Отчаявшиеся горожане пришли жаловаться новому главе СК на беззаконие

0
821
Первый прием Михаила Богинского прошел неспокойно. Уральцы ломились в двери не по расписанию, всячески ругали следователей и требовали справедливости. Уходили с приема невеселыми. По их словам, на скорое решение проблем рассчитывать не стоит.

В Екатеринбурге в конце августа назначили нового главу следственного управления СК РФ. Им стал Михаил Богинский из Тюмени. Он провел первый прием граждан и за пару часов рассмотрел пять дел.

— Ни черта работать не хотят! А я плачу им зарплату, налогов уходит по полмиллиона в квартал! — у дверей Следственного комитета ругаются четверо. Только что человек в синей форме им сказал, что на прием они не попадут, потому что «заявление не рассмотрено».

— Будем пробиваться. Не имеют права в приемный день отказать.

— Имеют, мы же не записывались. Отфутболят нас, и все.

Две женщины и двое мужчин — пайщики ЖСК «Западный». Они два года воюют со своим застройщиком и главой управляющей компании (это один и тот же человек, — прим. ред.). Жалуются, что жилой комплекс «захватила ОПГ»: якобы бизнесмен забрал деньги, половину суммы вложил в строительство, а другая половина испарилась. По словам жильцов, он поменял в домах нумерацию квартир, недвижимость присвоил себе через третьих лиц, а тех, кто успел вселиться, изживает: выставляет миллионные счета за коммуналку, отключает газ и воду. Обращения в органы не помогают — отовсюду приходят отписки. Жильцы объясняют безнаказанность тем, что застройщик входил в координационный совет при ГУВД области и благодаря связям и хорошим юристам уходит от ответственности.

Пайщики рассказывают истории, как предприниматель угрожал пистолетом, катался пьяным по двору, скручивал номера машин, расстреливал окна из пневматики. И добавляют, что после каждой выходки приходят его подручные и предлагают купить жилье в шесть раз дешевле.

Пайщица «Западного» замечает в дверях Александра Новикова — артиста и фигуранта уголовного дела о мошенничестве со средствами ПЖСК «Бухта Квинс».

— А мы вас издалека и не узнали. Мы из ЖСК «Западный».
— Как у вас там дела?
— Мы без квартир. Нас выкинули на улицу, как кошек-засранок.
— А я этой сволочи построил квартиры, а она хочет, чтобы меня еще в тюрьму посадили.

Следователи вызвали людей к двум часам. Всего руководитель следственного управления СКР рассматривает несколько дел: сначала шансонье Новикова, потом — женщины, у которой секта отобрала квартиру. А следом — пайщики из ЖСК «Соловьи». С них застройщики требуют дополнительные деньги за жилье. При этом дома построили с нарушениями: батареи вынесли на балкон и таким образом увеличили жилплощадь в квартире.

К их стройке тоже приложил руку шансонье Новиков. За десять лет разбирательств некоторые пайщики умерли: одного активиста сжег рак, у другой женщины остановилось сердце после очередной новости о доплатах. Пайщики ждут своей очереди и предлагают создать в Следственном комитете отделение по нарушениям строительства.

На диване в углу сидит семья. Пенсионер со Вторчермета с женой и дочкой. Он ворчит.

— Здание девятиэтажное, и все бездельники сидят. Получают звания, выслугу, а государственные деньги не отрабатывают и хамят.

— Мама, выпей таблетки, у тебя опять лицо раскраснелось. Ты давление мерила сегодня? — спрашивает женщина у старушки. Мне шепчет, что расскажет, с чем они пришли, но только после приема — чтобы родители раньше времени не нервничали. У пенсионеров пять инсультов на двоих.

Оказалось, что они хотят наказать следователя за бездействие. Три года назад у пенсионеров погиб сын. По официальной версии, он вышел из окна под воздействием алкоголя и наркотиков. Но родители в эту версию не верят, потому что наркотиков в крови было мало, вся квартира была залита кровью, а патологоанатомы не нашли на теле порезов. Причем следователь, по их словам, не изучил видеозаписи, не установил, чья кровь была в квартире — то есть не проверил версию «убийство». Родители в течение двух лет ходят в приемную, но результата не добились, потому что спросить не с кого — следователь уехал в командировку на два года в Москву.

Рядом с пенсионерами стоит мужчина, который пришел наудачу. Он бубнит под нос: «Мы кто? Мы черви. Вся власть у них. Заявления они регистрируют, а потом жгут». Его поддерживают.

Он ставит мне условие: «Я вам все расскажу, если вы крупным шрифтом напишете, что Охлопков (прокурор Свердловской области, — прим. ред.) создал ОПГ, куда входят судьи, следователи, полиция, все!» Я отвечаю, что журналисты не могут так писать без решения суда.

«Просто вы боитесь. Я на Первый канал звонил, они тоже испугались». Потом успокаивается, вздыхает и добавляет: «Если не попаду на прием, схожу за пузырем, пока жена на работе, выпью и снова буду письмо Путину писать».

На прием он так и не попал.

Источник: 66.ru

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here