КС: Административное задержание должно обосновываться

0
171

Вред при незаконном задержании возмещается независимо от вины должностных лиц

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П рассмотрел вопрос о соответствии сразу нескольких положений закона Конституции РФ. Предметом рассмотрения стали нормы, регулирующие применение одной из мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении – административного задержания, а также последующее возмещение вреда, в том числе морального, причиненного незаконными действиями органов публичной власти и их должностными лицами. КС РФ разъяснил, что задержание не может применяться автоматически при наличии оснований полагать, что гражданин совершил правонарушение, а вред в случае незаконного задержания подлежит взысканию независимо от вины органов власти и должностных лиц.

Кодекс РФ об административных правонарушениях предполагает различные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (ст. 27.1), среди которых одной из наиболее посягающих на права и свободы человека является административное задержание – кратковременное ограничение свободы, максимальный срок которого составляет 48 часов (ст. 27.3, ч. 3 ст. 27.5). Вместе с тем даже незначительное по времени ограничение свободы является вмешательством в свободу и личную неприкосновенность, охраняемые положениями Конституции РФ (ст. 22). Этому корреспондирует и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская Конвенция).

В первую очередь КС РФ рассмотрел вопрос о возможных ограничениях упомянутого конституционного права – учитывая его исключительную ценность. Суд обратил внимание на то, что оно может быть ограничено лишь при соблюдении общеправовых принципов и на основе конституционных критериев необходимости, разумности и соразмерности, дабы не допустить утраты самого существа данного права.

Признавая необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в сфере правоотношений, связанных с публичной, в том числе административной, ответственностью, КС РФ вновь подчеркнул, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать вытекающим из Конституции РФ и общих принципов права критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности, с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и свобод человека.

Для начала Суд обратил внимание на автономность значения термина «лишение свободы» в его конституционно-правовом смысле и признал, что административное задержание представляет собой, по сути, лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер.

Опираясь на прецедентную практику Европейского Суда по правам человека, КС РФ пришел к выводу, что законность применения задержания должна оцениваться не только с точки зрения соблюдения формальных правил, но и с учетом целей применения этой меры. Он признал, что любые меры, если они фактически влекут лишение свободы, должны отвечать критериям правомерности именно в контексте ст. 22 Конституции РФ и ст. 5 Европейской Конвенции.

Во-первых, любое административное задержание должно отвечать требованию законности, в частности, быть обусловлено как минимум одной из следующих целей: (1) производиться с тем, чтобы задержанное лицо предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения, либо в связи с (2) необходимостью предотвратить совершение задерживаемым лицом правонарушения или (3) помешать ему скрыться после его совершения.

Во-вторых, лишение свободы должно быть необходимым, а именно применяться исключительно с целью защиты конституционных интересов, быть способным обеспечить социально необходимый результат. Полиция не может ограничиться одним лишь упоминанием легитимной цели задержания в протоколе об административном задержании.

В-третьих, задержание должно быть соразмерным (пропорциональным) преследуемым законным (формальным) целям – задача судов общей юрисдикции проверять, было ли задержание единственной разумной мерой в конкретных обстоятельствах и не имелось ли альтернативных средств, позволяющих достичь того же результата, но с меньшей степенью вмешательства в права гражданина.

Для оценки законности задержания судам надлежит выяснять, располагает ли должностное лицо, осуществляющее задержание, фактами и сведениями, достаточными для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение. КС РФ особо акцентировал внимание на том, что задержание во всяком случае не может быть признано обоснованным, если вменяемые задержанному действия в момент их совершения не могли расцениваться как правонарушение.

Иными словами, ошибочно полагать, что сотрудники полиции могут автоматически задерживать граждан и держать их взаперти несколько часов, даже если они совершили правонарушение. Справедливо и обратное – само по себе то обстоятельство, что задержанный впоследствии не был привлечен к административной ответственности или вовсе не предстал перед судом, не обязательно означает, что его задержание было незаконным, поскольку, как пояснил КС РФ, «целью задержания является создание условий для проведения производства по делу об административном правонарушении, с тем чтобы были проверены факты, подтверждены или устранены конкретные подозрения, обосновывающие задержание, подготовлены необходимые документы для передачи дела на рассмотрение суда».

Срок применения административного задержания также не может быть произвольным, и, хотя Основной закон позволяет лишать свободы без вынесения судебного решения в течение 48 часов, правоохранители обязаны каждый раз объяснять, почему длительность конкретного административного задержания была именно такой, а не иной.

Что же касается доставления в полицейский участок – требования к этой процедуре абсолютно аналогичны. Так, закон позволяет доставлять гражданина для составления протокола об административном правонарушении только лишь при невозможности его составления на месте (ст. 27.2 КоАП РФ). Это означает, что полицейские должны объяснить, какие конкретно обстоятельства помешали составлению процессуального документа без поездки в отдел. Это объяснение должно быть адекватным образом мотивировано – к примеру, отсутствием у сотрудника «бланка» протокола вряд ли можно аргументировать правомерность доставления. Для иллюстрации – в подавляющем большинстве случаев сотрудники ДПС ГИБДД не везут автолюбителей в участок, так почему же патрульно-постовая служба часто поступает иначе?

Особого внимания заслуживает правовая позиция КС РФ относительно возможности обжалования принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении – Суд указал, что прекращение производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием события или состава административного правонарушения, а также по каким-либо иным основаниям не может служить препятствием для этого. Таким образом, гражданин, чье дело прекратили в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности, тем не менее вправе отдельно потребовать признать незаконным, к примеру, доставление в отдел полиции.

  Крайне важен и вывод КС РФ о компенсаторном механизме в случае незаконного административного задержания.

 Суд отметил прямое указание закона на то, что возмещение вреда в случае незаконного применения наказания в виде административного ареста производится независимо от вины органов государственной власти и их должностных лиц (ст. 1070 и 1100 ГК РФ), то есть с исключением из общего правила.

Однако тот факт, что административное задержание не является арестом как мерой административного наказания, еще не означает, что в случае незаконного задержания должен применяться иной механизм компенсации вреда, нежели при незаконном аресте.

Так, задержание связано с принудительным пребыванием гражданина в ограниченном пространстве, временной изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных обязанностей, с невозможностью свободного передвижения и общения с другими лицами, поэтому представляет собой лишение свободы в смысле ст. 22 Конституции РФ и ст. 5 § 1 (с) Европейской Конвенции. Следовательно, учитывая природу ограничений и последствий, не существует каких-либо причин, которые могли бы оправдать применение различающихся компенсаторных механизмов в случае административного задержания и административного ареста. Иное не соответствовало бы ни Конституции РФ, ни Европейской Конвенции.

Таким образом, нормы п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ не могут рассматриваться как исключающие возможность возмещения гражданину имущественного ущерба и компенсации морального вреда независимо от вины должностных лиц, являющихся причинителями вреда, в случае признания административного задержания на срок не более 48 часов незаконным, – резюмировал КС РФ.

Наконец, КС РФ разъяснил, что отказ от административного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности не может препятствовать реализации права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, совершенными при производстве по делу об административном правонарушении. По мнению Суда, в случае прекращения дела об административном правонарушении гражданин вправе инициировать гражданский спор и при причинении ему вреда получить соответствующую компенсацию.

Источник: advgazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here