Бунт в омской колонии №6: хронология и версии

0
130

Хронология

Волнения в шестой колонии строгого режима для впервые осужденных за тяжкие преступления начались еще вечером в субботу, 6 октября. Информация об этом просочилась в СМИ в середине следующего дня. С утра территория ИК-6 была оцеплена, дороги на подъездах к ней перекрыли со всех сторон, автомобили и пешеходов разворачивали. В районе 3-го Разъезда скопились внушительные силы полиции.

Вскоре после первых публикаций пресс-служба омского УФСИН дала первый официальный комментарий. Сообщалось, что «группа отрицательно настроенных осужденных» попыталась склонить «положительно настроенных» к неповиновению, между ними завязалась драка. При этом были пострадавшие: всем им «своевременно оказана необходимая медицинская помощь». В УФСИН утверждали, что в тот момент беспорядки уже удалось погасить, причем мирным путем, без применения физической силы. Ввод спецподразделений не потребовался, ситуация стабильная, говорилось в сообщении. В учреждении началась проверка прокуратуры.

Однако со стороны ситуация выглядела иначе. В середине дня из окна колонии вывесили простыню с написанным красной краской словом «Спасите». Среди родственников осужденных распространилась версия, что надпись сделали кровью. И сотрудники УФСИН, и адвокат Татьяна Егорова назвали это маловероятным, хотя осталось непонятным, где осужденные могли взять краску. Позже родственники заявили, что была и вторая простыня со словом «Помогите». Обе быстро сорвали. В соцсетях заговорили, что настоящей причиной бунта стали пытки.

Оцепление все еще не сняли, в ворота колонии начали въезжать КамАЗы с группами СОБРа. Очевидцы видели не менее 5 машин. Стало понятно, что бунтующие забаррикадировались, готовится штурм.

В то же время родственников осужденных, которые стягивались к ИК-6, начали задерживать. По их словам, в автозаках увезли 6 человек: 5 женщин и мужчину. Среди них было несколько цыганок, в том числе Неля Беляева, которую увели под руки на глазах у корреспондента «НГС55». Позже она рассказала, что их продержали в полиции 3 часа, взяли отпечатки пальцев и отпустили.

Ближе к 18:00 вечера из ворот колонии машины начали выезжать в обратном направлении. На них, предположительно, вывозили «провинившихся» осужденных. По словам адвоката Татьяны Егоровой, всего вывезли 50–60 человек. Их списки, как и информацию о своих близких, родственники так и не получили до конца дня. Им сказали приходить в понедельник в 9:00.

Очевидцы говорили, что днем слышали выстрелы в корпусах. Официально эту версию категорически опровергают.

После 18:00 УФСИН распространило второй комментарий, данные которого отличались от первого. Появилась официальная версия причин бунта: негативно настроенные осужденные потребовали послаблений режима, разрешить в ИК-9 мобильные телефоны, позволить им свободно перемещаться по колонии и открыть штрафные изоляторы. Ведомство признало, что в учреждение ввели сводный отряд силовиков. При этом сообщалось, что оружие и спецсредства не применялись, зачинщиков конвоировали, загнув руки за спину. Было объявлено, что пострадавших нет, хотя ранее говорилось, что им вовремя оказана помощь.

Вечером адвокат Егорова со слов начальника ИК-6 Николая Алексеева передала, что тяжело пострадал один осужденный — завхоз, которого палками избили другие «сидельцы». Его якобы увезли в больницу на «воле». Еще несколько человек получили небольшие травмы, но тоже в ходе драки между осужденными. Зачинщиком, по ее версии, стал некий чеченец, которого этапировали из другой колонии, где он отбывал одиночное заключение.

Замначальника ИК-6 Сергей Нечаев, поздно вечером вышедший к родственникам, представил другую версию: пострадавших, «насколько ему известно», нет вообще.

«Бунт» родственников

К 19:00 вечера у главного входа ИК-6 со стороны улицы Лермонтова собрались родственники осужденных. Оцепление к этому времени сняли, поэтому они смогли беспрепятственно пройти к КПП. Люди пришли узнать о судьбе своих близких — не пострадал ли кто-то из них. В официальную версию собравшиеся единодушно не верят. По их мнению, причиной бунта стали невыносимые условия содержания.

— Начали бунтовать, потому что ментовский беспредел. Бьют, издеваются, забирают передачи. Они уже не могут терпеть, поэтому и взбунтовались. Актив беспределит, администрация ничем не занимается, — заявил Иван Огарков, сидевший в колонии №8 в 2010–2012 годах.

О конкретных случаях, впрочем, он рассказать не смог. Но потом заявил о вымогательстве в ИК-8, свидетелем которого якобы был сам.

— Бывают такие случаи. Конкретно когда я сидел, 6 лет назад, маме моей звонили и предлагали платить 2–3 тысячи в месяц, чтобы у сына было все нормально. А деньги отдашь, больше будут просить. То же самое сейчас происходит: избивают, все отбирают, — утверждает он.

Среди родственников быстро распространились панические слухи. Они говорили о плакатах, написанных кровью, циркулировала информация о стрельбе в колонии, шла речь, что уже «есть труп». Одна девушка заявила, что видела, как из окна по простыне спускались на землю люди.

При этом о фактах нарушений от своих «сидельцев» раньше никто не слышал.

— Муж и друг здесь отбывают наказание. О нарушениях не слышала. Все в пределах допустимой нормы, никто не говорил, что избивают, насилуют. Меня интересует только судьба моего мужа, — призналась девушка, отказавшаяся назвать свое имя.

Вскоре к ним вышел помощник начальника регионального УФСИН по правам человека Сергей Шульгин. Он заявил, что угрозы жизни и здоровью осужденных нет.

— Стрельбы категорически не было. Потому что на зоне никогда ни при каких обстоятельствах стрелять никто не будет. Законом разрешено стрелять только при пересечении забора, — сказал он.

— А почему плакаты «Спасите-помогите» тогда вывесили? — спросили его.

Четкого ответа Шульгин дать не смог. При этом он озвучил версию о том, что взбунтовавшиеся потребовали мобильную связь и возможность свободно передвигаться по колонии. Ему не поверили.

— Что смеяться, они прекрасно понимают — им этого никто не разрешит. Никто у вас мобильную связь просить не будет, — послышались выкрики.

Родственники начали говорить об издевательствах, Шульгин попросил назвать фамилии тех, кто им подвергался. Фамилии назвать побоялись.

— У меня сын здесь. Я не буду называть его фамилию, потому что это может повлиять на условия его содержания. Я прекрасно знаю, что вы, администрация, можете сделать с нами подневольными, — объяснил мужчина.

Представился только бывший осужденный Иван Огарков, которого, по его словам, били в ИК-8, а заявление не приняли. Здесь отбывающих наказание родственников у него нет, он пришел из личного интереса.

— Вы до сих пор не уточняете, кто у вас здесь отбывает наказание, поэтому на ваш вопрос я отвечать не буду, — заявил Шульгин.

— По правам человека получается, вы на нашей стороне, правильно? — настаивал экс-осужденный.

— Не на вашей. Вот персонально не на вашей, потому что у вас здесь никто не отбывает, — отрезал сотрудник. — Я на стороне закона, — чуть позже добавил он.

Во время этого разговора на территорию ИК-6 въехало еще три машины УФСИН, внутри которых находились силовики. Через открытые ворота было видно, как люди в броне и камуфляже выходили из грузовиков. Зачем они приезжали, если беспорядки усмирили, осталось неясным.

В то же время Шульгин начал просить родственников разойтись. Затем его сменил офицер полиции, поставивший им ультиматум: очистить режимную территорию за 10 минут.

— Не переживайте за своих родственников, с вами представители УФСИН переговорили. В данный момент вы здесь находитесь незаконно, поэтому попрошу удалиться, или через 10 минут мы вас посадим в автобус и увезем. Я этого делать не хочу. Чтобы не создавать прецедентов, попрошу разойтись, — обратился он к собравшимся.

Задержать их угрожали на основании неповиновения требованию сотрудника полиции. Родственники отказались расходиться и начали выяснять, где заканчивается территория режимного объекта, чтобы перейти туда. Сотрудник УФСИН направил их на противоположную сторону улицы.

Собравшиеся перешли дорогу и обосновались напротив входа. К этому моменту появилась правозащитница Ирина Зайцева, которая начала собирать контакты родственников, чтобы связаться с ними при проверке СПЧ. По ее словам, в Омск летит советник при президенте по правам человека Михаил Федотов. Также она советовала нанять адвокатов и не умалчивать о случаях нарушений.

Из колонии вышла адвокат Татьяна Егорова, которая, по ее словам, общалась с начальником ИК-6.


— Погибших совершенно точно нет, один человек пострадал серьезно, остальные получили небольшие повреждения: где-то царапины, где-то побиты. Война была между осужденными, — заявила она.

Также она уточнила, что зачинщик — чеченец, этапированный в Омск. Вывезли из колонии, по ее данным, 50–60 человек. Что с ними происходит, пока не известно.

— Осужденные что-то не поделили с завхозами и начали избивать их палками. Они выдвинули требования: телефонов им надо было, связь. Сейчас все спокойно. Оцепление так долго держали, потому что там работает Следственный комитет, опрашивает всех, — подтвердила она версию УФСИН.

Из колонии продолжали выезжать машины УФСИН и ОМОНа.

Родственники продолжали «стояние» у ворот. Речь по-прежнему шла о «беспределе». Правозащитница Ирина Зайцева заявила, что в прошлый понедельник в Омск с проверкой УФСИН приезжала Генпрокуратура, но прокуроров видели на даче в деревне Генераловка Одесского района, где им якобы устроили «царскую» охоту на лошадях. По ее данным, во время проверки ни один человек не подал заявление о нарушениях в исправительной системе.

Неля Беляева рассказала, как к ней отнеслись полицейские при задержании (6 человек, в том числе несколько цыганок, увезли от колонии на автозаке днем). По ее словам, ей предъявляли абсурдные обвинения, но в итоге, продержав максимально позволенное законом время — 3 часа, отпустили, и она вернулась к ИК.

— Нам сказали: вы женщина такого вида, что, может быть, кого-то обгадали. Девчонкам моим сказали: вы там золотую цепку у кого-то сняли. Говорит мне: я тебя сейчас закрою, будешь сидеть. Они думают, мы, цыгане, вообще ничего не понимаем, — пожаловалась она.

Также поздно вечером к колонии подъехал депутат Горсовета Дмитрий Петренко. Он поговорил с родственниками, жаловавшимися, что у них в прокуратуре не приняли заявления, и предложил отвезти их туда прямо сейчас во второй раз. Поколебавшись, они отказались.

Уже в десятом часу вечера появился замначальника ИК-6 Сергей Нечаев.

— Пострадавших и жертв нет, я вам официально заявляю. Вся информация на сайте [омского УФСИН — прим.ред], читайте. Завтра в 11 часов начальником будет проводиться личный прием, можете обратиться к нему со всеми вопросами. Заключенные все целы и невредимы. Сводный отряд УФСИН с территории учреждения вышел, осужденные готовятся к отбою, — заявил он.

Его слова восприняли со скепсисом, но стало ясно, что до конца дня ничего нового в УФСИН не скажут. Родственники начали потихоньку расходиться. Новый сбор назначен на утро понедельника.

Отметим, в Следственном комитете предварительно сообщили минимум о 20 пострадавших. По факту инцидента в колонии возбуждено уголовное дело. Его квалифицировали по ч.3 ст.321 УК РФ: «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества».

Источник: echo.msk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here