РУССКИЕ НЕМЦЫ НЕ НУЖНЫ РОССИИ?

0
162

ОМСКОЙ ЧИНОВНИЦЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ ПЕРЕВОД — И РУССКИМ НЕМЦАМ ПОСОВЕТОВАЛИ ВЕРНУТЬСЯ… В ГЕРМАНИЮ (ПОЧТИ ДЕТЕКТИВНЫЙ СЕРИАЛ)


История семьи Лангеманн похожа на сюжет современного российского сериала: родились супруги в немецкой деревне Ивановка Омской области. В начале 90-х уехали в Германию. Здесь можно вставить пару-тройку открыток с рождественской уткой, розовощекими улыбающимися детишками, аккуратными огородиками и марципановым домиком.

Вторая серия может начаться с сюжета о госпрограмме содействия добровольному переселению соотечественников, показанному по русскому телеканалу в Германии. Дальше: чемодан, вокзал, Россия! Пятеро детишек, двое повзрослевших родителей и встречи на родной земле с родственниками и друзьями. А дальше радужные краски должны помрачнеть: счастливый переселенец с новеньким удостоверением пришел в местный отдел миграцонной полиции.

Дом в России, который не хочется покидать. Фото Ирины Лангеманн

Третья серия должна начаться с информации о ликвидации Федеральной миграционной службы России. Именно в это время немецкая семья открыла дверь чиновничьего кабинета. Именно тогда услышала о роковой для себя фамилии, услышала в прямом смысле этого слова — поскольку чиновница кричала на посетителей так, будто она боярыня, а те — ее холопы. Справки о несудимости заявителя (главы семейства) ей оказалось мало — потребовала такие же на супругу и старших детей (а в Административном регламенте МВД сказано только о такой справке для заявителя!). Эта «криковая консультация» стоила семье нескольких месяцев ожидания справок и нотариальных переводов из ФРГ, значительных и не предусмотренных непополняемым бюджетом денежных затрат. Потом оказалось, что на справках не было штампов (!) — читай: все ожидания и затраты впустую. И круговорот документов и денег в бюрократической природе повторился.

Третье обращение погрустневших добровольцев закончилось фантастически — чиновнице не понравился… порядок слов в нотариально (!) заверенном переводе. На беду наших героев район, куда они вернулись, был таков, что здесь немецкий язык был родным у подавляющего числа населения, а среди этого населения подавляющим большинством были чиновники.

Четвертое обращение — снова отказ. Причина — нет медсправок (для сведения: справки имеют небольшой срок годности и их обычно оформляют после сдачи заявлений). Справки на 7 человек получили (их, кстати, выдают только в Омске, каждый анализ — платный).

Но по закону жанра, и пятый приём прошёл впустую. Пока послушные переселенцы исполняли полученные указания, в Исилькуле уволился начальник и документы принять было некому.

А тут истекает срок действия визы. И несчастные граждане направляются за правдой в Омск. Но правда состояла в том, что добровольные переселенцы стали… злостными нарушителями. Их обращение в приемную Президента России привело к еще более ужасающему результату: ровно через 30 дней МВД аж на 3 листах подробно расписало порядок оформления документов, словно не замечая, что люди его уже прошли, и в завершение предложило… добровольно покинуть пределы Российской Федерации. Телефон исполнителя отписки (Кубаткина Е.С.) не отвечал или был занят, а обращение в суд (без представителя с высшим юридическим образованием) осталось без удовлетворения.

Село Ивановка, Омской области. Родное для русских немцев. Фото Ирины Лангеманн

Потом было два электронных обращения на сайт Президента, приглашавшего соотечественников в Россию; запись к мэру Исилькуля и губернатору Омской области. Было и общение с только что переназначенным начальником миграционного главка ГУ МВД России по Омской области Татьяной Пивневой.

Та искренне удивилась, узнав о поведении исилькульской миграционной боярыни, пообещала лично решить вопрос с документами. Вот только… (здесь пауза секунд на 30 и новый поворот сюжета) визы должны быть оформлены. Без них, мол, ну никак.

Татьяна Николаевна — чиновник опытный. Педагог по образованию, следователь по бывшей работе, выпускница академии МВД, она в полной мере усвоила формулу «плохой-хороший полицейский» и знала, что выполнить ее указание переселенцы физически не смогут. Надо бросить дом, хозяйство, выехать в-семером в Франкфурт-на-Майне, уплатить госпошлины и переводы, одни билеты до Германии и обратно стоили месячную зарплату генерала. Пивнева всё это понимала. Потому и дала Лангеманнам «глухой» номер телефона, а своим подчиненным — указание не записывать семью на повторный приём. Клетка захлопнулась.

Побывали сельчане у омского мигроначальника. Тот посочувствовал, пообещал «посоветоваться с Москвой». Но так до сих пор и не посоветовался… Его телефон тоже оказался «глухим».

Было у русских немцев и обращение к региональному Уполномоченному по правам человека, и 6 определений суда о необходимости МВД-шникам юридически правильно написать иск. Много чего еще было на фоне посевной, уборочной, ремонта купленного деревенского дома, ухода за целой командой ребятишек и упорного крестьянского труда.

Государственная система показала свою полную ничтожность в соблюдении прав человека — ни одна структура не сработала как положено. А вот система природная наоборот, словно подтверждала верный выбор семьи — исправно давала хорошие урожаи, высокие надои и вдоволь мяса. Именно это почти натуральное хозяйство поддерживало семью и не давало пропасть.

Через год Исилькульский райсуд всё же состоялся. Но не для того, чтобы защитить добровольных переселенцев, а чтобы оштрафовать семью за нарушение миграционного законодательства.

Не выдержав издевательств, решила вернуться в Германию старшая дочка. Можно представить, какой образ России создан в ее душе «боярынями» местного, регионального и федерального розлива. Уехал с дочкой и отец. Он еще верил, что если продлить визу, то документы на гражданство России у него примут. Он ведь русский немец, а русские — не сдаются!

На днях обращение в защиту Лангеманнов было направлено Уральской ассоциацией беженцев на почту начальника ГУВМ МВД России Ольги Кирилловой. И хотя уральцы уже второй месяц сами ждут ответа с приёма по личным вопросам от Первого заместителя министра внутренних дел Александра Горового, они тоже верят, что когда-нибудь этому затянувшемуся сериалу придет конец.

Более подробно: 8-908-318-65-89 — Ирина Лангеманн
8-902-263-45-45 — Людмила Лукашёва

Пресс-служба Уральской ассоциации беженцев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here