Зона строгого режима видеофиксации

0
935
Archives Russian/Russian Look/Global Look Press

В Государственной думе предложили на законодательном уровне обязать сотрудников службы исполнения наказаний (ФСИН) включать видеорегистраторы при применении силы к заключённым. Сейчас тюремщики должны делать это, согласно внутренним приказам руководства ФСИН, и не обязаны, согласно закону.

С соответствующей инициативой выступил депутат от КПРФ Сергей Шаргунов. «Сотрудники ФСИН должны включать видеозапись не по возможности, как сейчас указано в законе, а в обязательном порядке», — сказал Шаргунов News.ru.

Судя по информации из системы обеспечения законодательной деятельности Госдумы, соответствующий законопроект пока не был зарегистрирован.

Исчезнувшие по воле случая видеозаписи

По словам Шаргунова, его инициативу поддерживают сотрудники Генеральной прокуратуры. И действительно, официальный представитель надзорного ведомства Александр Куренной в конце октября в интервью прессе заявил, что сейчас законодательство не обязывает сотрудников ФСИН носить видеорегистратор и включать его при применении силы к заключённым.

В законодательстве такой нормы нет, зато есть в приказах ФСИН, которые являются обязательными для исполнения сотрудниками всех управлений, рассказала News.ru адвокат Ирина Бирюкова. Именно её подзащитный Евгений Макаров был избит в 2017 году в ярославской колонии.

Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Летом 2018 года видеозапись избиения попала в прессу и вызвала огромный общественный резонанс, а тюремщики-садисты попали под суд. Именно на этот инцидент ссылался представитель Генпрокуратуры Александр Куренной, говоря о необходимости сохранения видеозаписей.

В настоящее время в системе ФСИН есть два вида видеорегистраторов — стационарные и носимые, которые сотрудники ФСИН надевают на форменную одежду.

Стационарные видеокамеры фиксируют события круглосуточно. Что касается сотрудников ФСИН, они — согласно внутренним приказам — обязаны включать видеорегистратор при любом общении с заключённым, не только в случае применения силы.

Однако при возникновении спорных ситуаций, когда заключённый сообщает об избиении, видеозаписи чаще всего таинственным образом пропадают. Выясняется, что некоторые коридоры не входят в поле обзора стационарных камер. Либо оказывается, что в колонии отключили электричество и записи стёрлись. Видеорегистраторы на куртках сотрудников в самый ответственный момент имеют свойство внезапно разряжаться. Или к моменту, когда записи требует прокуратура или суд, они уже удалены с серверов: по словам сотрудников ФСИН, срок хранения составляет не более тридцати дней.

Ответственность тюремщиков ужесточат

На самом деле, рассказывает Ирина Бирюкова, есть указание директора ФСИН о бессрочном хранении видеозаписей с применением силы. Но на практике это указание зачастую не соблюдается. Как и приказ об обязательных видеозаписях. Проблема в том, что сотрудники колонии не несут фактически никакой ответственности за отсутствие видеозаписей, разве что дисциплинарную — выговор или лишение премии. Это нельзя даже сравнить с уголовным преследованием, под которое недобросовестные сотрудники попали бы, сохрани они компрометирующие записи.

Сергей Шаргунов рассказал News.ru, что ответственностью за несохранение видеозаписи в случае принятия разработанного им законопроекта будет как минимум увольнение из рядов ФСИН. Он указал, что для установления ответственности придётся внести соответствующие поправки в российский Уголовный кодекс.

Pravda Komsomolskaya/Russian Look/Global Look Press

Эксперт Фонда «В защиту прав заключённых» Пётр Курьянов в беседе с News.ru согласился, что закреплённая в законе обязанность и уголовная ответственность будут пугать сотрудников ФСИН куда больше, чем внутренние документы: «Нарушение приказа — это одна ответственность, а нарушение закона — это совсем другое».

Отметим, что сейчас в законе имеется следующая формулировка: «Применение сотрудником уголовно-исполнительной системы физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия при наличии возможности фиксируется переносным видеорегистратором либо иными штатными аудиовизуальными средствами фиксации».

При этом применение силы считается законным не только в случае бунта, попытки побега или нападения на сотрудника ФСИН, но и в целях «пресечения неповиновения» со стороны заключённого. Правозащитники неоднократно отмечали, что это понятие сильно размыто и по факту позволяет бить осуждённого, даже если он отказался надевать повязку дежурного или здороваться с сотрудником.

Источник: news.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here