«Тюрьма — частная лавочка. Хотим — разрешаем, а можем и запретить»

0
197
Станислав Ермилов и Михаил Борисов

А как в колонии работают несовершеннолетние воспитанники?

Трудовое законодательство четко охраняет права несовершеннолетних, ограничивая работодателя по времени, условиям работы, заключения договоров и т.д. при трудоустройстве несовершеннолетних.

Вчера члены ОНК Михаил Борисов и Станислав Ермилов посетили воспитательную колонию в Кировграде и выяснили, что официально в колонии есть три ставки на должность грузчика. К этой работе привлекают только 18 летних, оставленных судом в колонии. По закону, достигнув 18 -летия осужденный переводится во взрослую колонию, но бывают исключения.

В колонии также есть швейка, но она почему то не работает.

Я понимаю, что таким образом, чтобы не нарушать трудовые права несовершеннолетних, администрация колонии попросту не заморачивается с поиском работы для воспитанников.

Эксперт фонда «В защиту прав заключенных» Яна Гельмель посетила ИК-12 в Нижнем Тагиле и выявила серьезную проблему: администрация колонии решила делать бизнес на родственниках, принуждая их покупать бланки заявлений и мешки, куда складывать продукты питания, привезенные в колонию для своего близкого человека.

Уголок информации в ИК-12

Самостоятельно написать заявление гражданин не имеет право. Какой нормой руководствуются надзиратели -«бизнесмены» — большой секрет. Для них же тюрьма — частная лавочка, хотим — разрешаем, а можем и запретить.

Алексей Соколов
Эксперт  «Межрегионального центра прав человека»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here