ВС посчитал, что советское здание ИК нельзя оборудовать в соответствии с российскими нормативами

0
128

Разрешая спор о требовании прокурора оборудовать исправительную колонию дополнительными комнатами для длительных свиданий, Суд указал, что современные нормативы не могут устанавливаться для здания 1962 г.

Мнения экспертов разделились. Так, один из них поддержал решение ВС и отметил, что требование об увеличении количества комнат для свиданий больше похоже на злоупотребление правом со стороны прокуратуры. Второй же указал, что, в соответствии с позицией Суда, отныне реализация права заключенных под стражу и осужденных к лишению свободы на свидания будет обусловлена годом постройки здания, в котором они содержатся, и действовавшими на тот момент нормами.

Псковский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Псковской области обратился в суд с иском к ФКУ ИК-3 УФСИН России по Псковской области. Истец просил обязать ответчика в срок до 30 июня 2019 г. оборудовать в колонии дополнительно шесть комнат для проведения длительных свиданий в соответствии с требованиями уголовно-исполнительного законодательства, произвести перепланировку трех комнат, оборудовать вновь созданные помещения в соответствии с требованиями Приказа ФСИН России от 27 июля 2006 г. № 512 «Об утверждении номенклатуры, норм обеспечения и сроков эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода (имущества) для учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы».

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что по итогам проверки исполнения администрацией исправительной колонии требований ст. 89 УИК РФ при предоставлении свиданий осужденным к лишению свободы выявлено несоответствие количества имеющихся комнат для этого установленным нормам по лимиту наполнения колонии. Это, по его мнению, нарушает права осужденных, отбывающих наказание в исправительном учреждении, и препятствует реализации их права на свидание, предусмотренного уголовно-исполнительным законодательством.

Себежский районный суд Псковской области частично удовлетворил требования прокурора, возложив на ответчика обязанность оборудовать шесть дополнительных комнат для длительных свиданий, доведя их общее количество до 16, оборудовать помещение для проведения длительных свиданий детской комнатой, комнатой отдыха и кладовой.

При вынесении решения Себежский районный суд Псковской области руководствовался в том числе Приказом Минюста от 2 июня 2003 г. № 130-ДСП «Об утверждении инструкции по проектированию исправительных и специализированных учреждений уголовно-исполнительной системы Минюста России (СП-17-02 Минюста России)» и исходил из того, что количество комнат для длительных свиданий в помещении колонии не соответствует требованиям законодательства, что препятствует реализации осужденными своего права, предусмотренного ст. 89 УИК РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда оставила решение нижестоящей инстанции в силе.

Не согласившись с этим, начальник колонии обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, рассмотрев материалы дела, вынесла Определение № 91-КГ18-9, которым отменила решение апелляции и направила дело на новое апелляционное рассмотрение.

Суд указал, что согласно п. 1.1 Инструкции СП 17-02 содержащиеся в ней нормы должны соблюдаться при разработке проектов на строительство, реконструкцию, расширение и техническое перевооружение зданий, помещений и сооружений исправительных и специализированных учреждений уголовно-исполнительной системы, за исключением тюрем. При этом из содержания Приказа Минюста от 2 июня 2003 г. № 130-ДСП, утвердившего Инструкцию СП 17-02, не следует, что приведенные в ней нормативные требования должны применяться к тем зданиям и помещениям, которые были спроектированы и построены до издания этого приказа.

ВС отметил, что здание исправительной колонии, в котором расположены комнаты для длительных свиданий, построено в 1962 г. и введено в эксплуатацию в 1974 г. При его проектировании и строительстве применялись действовавшие на тот момент «Указания по проектированию и строительству ИГУ и военных городков войсковых частей МВД СССР». «В связи с этим нормативы, установленные Инструкцией СП 17-02, не могут применяться к данному учреждению, а положения Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не содержат указания на расчетное количество комнат, предназначенных для длительных свиданий», – указал Верховный Суд.

Также он отметил, что апелляцией не исследовался вопрос о наличии возможности осуществить оборудование помещения для проведения длительных свиданий дополнительными шестью комнатами, детской комнатой, комнатой отдыха и кладовой, учитывая техническое состояние здания. «Отсутствие финансирования на строительство дополнительных помещений является обстоятельством, не зависящим от исправительной колонии, которая не вправе самостоятельно решать вопрос о проектировании и строительстве дополнительных комнат длительных свиданий, такое строительство может быть осуществлено в рамках Федеральной целевой программы за счет средств бюджета, поскольку сама колония не располагает необходимыми средствами для исполнения возложенной на нее судом обязанности», – подчеркнул Суд.

ВС отметил, что суд апелляционной инстанции, делая вывод о том, что недостаточное количество комнат длительного свидания в исправительной колонии нарушает права осужденных на предоставление им таких свиданий в соответствии со ст. 89 УИК, в нарушение положений ст. 67, 196 и 198 ГПК не дал никакой оценки всем доказательствам по делу.

Так, указал Суд, в информационном письме от 9 ноября 2017 г., направленном начальником исправительной колонии прокурору Псковской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Псковской области, содержатся сведения о том, что за период 2015–2017 гг. и ранее случаев отказа в предоставлении длительных свиданий из-за недостаточного количества комнат не было. В письме начальника УФСИН России по Псковской области от 5 мая 2016 г., адресованном начальнику исправительной колонии, указано, что руководством ФСИН России перерабатывается Инструкция СП 17-02, поскольку потребность учреждений в комнатах длительных и краткосрочных свиданий намного ниже, чем требуют нормы названной инструкции.

В комментарии «АГ» управляющий партнер ООО «Консалтинговая группа “Статус”» Алексей Федяров отметил, что Верховный Суд принял «безупречно кафкианское решение»: «Отныне реализация права заключенных под стражу и осужденных к лишению свободы на свидания будет обусловлена годом постройки здания, в котором они содержатся, и действовавшими на тот момент нормами».

По мнению юриста, невозможно рационально объяснить отказ в оборудовании дополнительных комнат для свиданий и приведении помещений в соответствие с требованиями инструкции. Алексей Федяров считает, что средства на ремонт и строительство в системе ФСИН имеются, а неустранимых препятствий, да и просто препятствий для реконструкции помещений нет.

«Возникает вопрос: применимо ли такое толкование к старым зданиям, в которых находятся детские сады, кафе, школы? Нужно ли их приводить в соответствие с действующими нормами, менять деревянные перекрытия, например? Судя по обсуждаемому определению – нет», – подчеркнул Алексей Федяров.

Он отметил, что этим же можно обусловить право на встречи с защитником. «Самое старое, по данным ФСИН, пенитенциарное строение России – Чебоксарский СИЗО, ранее тюрьма, – возведено в 17-м веке. Соборное уложение 1649 г. не предусматривало ни свиданий с родственниками, ни встреч с адвокатом. Что же делать? Видимо, демонтировать оборудованные для этого помещения», – указал эксперт.

В то же время управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры» Андрей Кацайлиди полностью разделил выводы высшей судебной инстанции. «Конечно, как адвокаты, мы всегда стараемся защищать права осужденных: составляем жалобы на несправедливость приговора, на действия сотрудников исправительных учреждений, иные обращения в защиту нарушенного права своего доверителя. Но всегда должен быть баланс, перед тем как исполнять поручение, адвокат оценивает, нарушено ли право, есть ли эффективный способ решения проблемы», – указал он.

По мнению Андрея Кацайлиди, требование об увеличении количества комнат в данном деле больше похоже на злоупотребление правом на судебное разбирательство со стороны прокуратуры, поскольку необходимость в дополнительных комнатах свиданий и наличие отказов в предоставлении их заключенным по причине нехватки – судом не установлены. «Получается, что надзорные органы, чей труд оплачивается со стороны государства, просят “руками суда” обязать государство выделить немалые деньги, чтобы соблюсти количество никому не требующихся комнат. Такой иск иначе как “работой ради работы” назвать сложно… Хочется, чтобы надзор был больше направлен в проблемы, которые требуют вмешательства, а не в сферу внутренне хорошо организованных отношений между осужденными и исправительным учреждением», – отметил адвокат.

Источник: advgazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here