Это не государственная колония для заключенных-женщин. Это частная лавочка людей, которые, прикрываясь погонами, творят произвол.

0
428

Вчера правозащитники Алексей Соколов, Яна Гельмель, Людмила Винс и Светлана Мельникова в очередной раз посетили ФКУ ИК-16 ГУФСИН России по Свердловской области, что городе Краснотурьинске. Исправительное учреждение предназначено для содержания осужденных женщин, которые ранее уже были судимы.

Про эту колонию и о пытках, организованных некоторыми сотрудниками ИУ, мы подробно рассказывали на пресс-конференции. Там же выступали бывшие сиделицы и рассказывали о нравах в колонии.

После этого в колонию срочно выехали прокуроры, ОНК и другие проверяющие из ГУФСИН. Мы взяли паузу и посмотрели, что и кто будет говорить.

Говорили много, особенно ГУФСИН и ОНК, которая, по идее, должна защищать права человека, но почему-то ОНК упорно защищала честь ГУФСИН, выискивая опровержения к нашим доводам и жалобам осужденных женщин.

Когда проверяющие и шоу-группа «ОНК и К» уехали из колонии, а голоса стихли, мы выехали в колонию, с целью проверить заключенных и передать в исправительное учреждение книги, обыкновенную художественную литературу.

Оказалось, что если не дружишь с руководством ИК-16, то получить законное право на встречу с заключенными очень трудно.

«Начальник ИК-16 Горькин, получив от нас заявление на свидание сразу убежал, после него пришла сотрудница и выгнала нас из приемной, закрыв её на ключ. Мы ожидали рассмотрения нашего заявления более четырех часов, при этом нам пришлось стоять в коридоре штаба. Только после звонка в ГУФСИН нам удалось встретиться с пятью женщинами, которые опять со слезами на глазах рассказывали о психологическом давлении со стороны заместителя начальника колонии Есаулкова» — комментирует поездку правозащитник Алексей Соколов.

По мнению правозащитников Есаулков прямо с утра видимо когда получил заявление от начальника, заставлял заключенных-женщин отказываться от встречи. Пугал, ругал, обещал ШИЗО и строгие условия отбывания наказания, но женщины не испугались. Тогда Есаулков предпринял попытку затянуть время встреч, т.е. женщин долго приводили, минут по 20-30, хотя они все стояли в коридоре, но после того как мы потребовали от представителей ИУ предоставить женщинам стулья, чтобы они не стояли, их увели в неизвестном направлении и очень долго потом приводили.

Светлана Мельникова и Людмила Винс

Также Есаулков отказался предоставить нам свидание в конфиденциальном режиме, уверенно заявив, что мы не адвокаты и нам не положены конфиденциальные встречи. В прошлый раз нам был предоставлен целый кабинет, где мы свободно общались с заключенными в отсутствие сотрудников ИУ.

«Завели нас в КДС в три часа дня, а уже в 16:44 Есаулков гордо заявил, что наше время закончилось и мы должны покинуть территорию ИУ. Однако, пропуска, которые у нас даже не спрашивали на КПП и находились у нас, были выписаны до 17:00. Мы настояли, чтобы нам привели ещё одну заключенную. В течение двух часов, не считая увода/привода женщин, нам удалось поговорить с пятью заключенными, хотя в списке у нас было 11 женщин. Все женщины сообщили нам, что как только уехали все проверяющие, телефонные звонки им запретили. Никто не имел права позвонить домой. Начальство распорядилось. Для уверенности, начальство заявило заключенным, что связь отсутствует по причине поломки у провайдера, т.е. «ЗонаТелеком». Однако, родственники заключенных обращались в компанию «ЗонаТелеком» и там им с уверенностью сообщали, что связь не нарушалась, а проблема в колонии. Только в наш приезд таскофоны внезапно заработали и заключенные смогли позвонить своим родственникам. Кстати, заключенные не имеют права позвонить на телефон доверия ГУФСИН, т.к. этот номер телефона заблокирован администрацией ИК-16. Также заблокированы номера телефонов Межрегионального центра прав человека, которые мы оставляли женщинам при последней нашей встречи» — рассказала нашему сайту правозащитник, эксперт «Межрегионального центра прав человека»  Яна Гельмель.

На двух женщин, после опубликования жалоб были составлены рапорта о, якобы, нарушенном ими ПВР ИУ. Одно из нарушений — переносила в пакете фотографии своей матери, которые незаконно передала сама себе. Начальник ИК-16 девушке так и заявил: «Ничего личного».

Инвалида III группы, которую администрация устроила кровельщиком — уволили, сейчас она сидит в отряде и не может заработать денег.

Встретиться с пожилой женщиной, Валентиной Давыдовной правозащитникам не удалось. Есаулков показал им заявление, в котором, с его слов, было написано, что заключенная отказывается от встречи. При этом, Есаулков отказался передать правозащитникам данное заявление для изучения, а также копию этого заявления. Показал из далека и сразу убрал к себе в папочку.

«Как позже выяснилось, заключенная не писала отказ от встречи с нами, она даже не знает, что мы её вызвали. Таким образом, Есаулков предоставил нам подложный документ. Хорошо, что во время свидания, велась запись на видеорегистратор.
Да, нам удалось передать книги администрации ИУ, с трудом, но удалось. Отношение представителей администрации ИУ к передаваемым нами книгам было отвратительным. Книги нам сказали сгружать перед КПП, где лежал подтаявший снег, а местами были лужи. Я отказался ставить пакеты в снег, т.к. книги могут получить повреждение. Тогда сотрудники государственного учреждения стали думать, куда девать книги и придумали, заявив нам сгружать книги их возле домика для родственников. Мы сгрузили на лавочку все пакеты и коробку с книгами, а вот передадут ли эти книги в библиотечный фонд колонии для нас осталось не известным. Никаких заявлений о передаче художественной литературы в библиотеку колонии от нас не приняли. Да и вообще, у нас возникли большие сомнения, нужны ли эти книги ИК-16? То что заключённым эти книги нужны мы знаем точно, а вот администрации ИК-16 видимо на художественную литературу наплевать. Да и видно по некоторым сотрудникам ИУ, что их умственные способности и культура поведения оставляет желать лучшего» — рассказывает эксперт Межрегионального центра прав человека Людмила Винс.

«Есакулков решил поумничать, и сообщил, что в книгах они могут найти наркотики и тогда нам крышка, на что я ему заявил, что книги были переданы не осужденным, а администрации колонии, т.е. Есаулкову и тогда Есаулков пойдет соучастником по делу, т.к. принимал у меня книги для колонии» — рассказывает Алексей Соколов.

Книги, которые правозащитники передали заключенным женщинам, по мнению администрации ИК-16 могли содержать наркотики

По итогам встречи с заключенными правозащитниками будут написаны жалобы в защиту женщин, в отношении которых устраиваются репрессии со стороны сотрудника мужского пола.

При реальной угрозе со стороны администрации ИУ в фабрикации дисциплинарного взыскания заключенным-женщинам, мы намерены через суд восстанавливать нарушенные права заключенных.

Печально, что большое количество общественных организаций получают гранты на тюремную медицину и защиту ВИЧ-инфицированных женщин, а в ИК-16 больные женщины умирают от того, что им не оказывают помощь.

Правозащитники Урала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here