Аналитическая справка по итогам проведения общественного расследования по фактам системного нарушения прав человека в ФКУ ИК-16 ГУФСИН России по Свердловской области

0
73
МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
«МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА»
РОССИЯ: 620007, гор. Екатеринбург, ул. Латвийская, 59, кв. 90,
Е-mail: mtspch@gmail.com

Настоящая Аналитическая справка составлена исполнительным директором МОО «Межрегиональный центр прав человека» Соколовым А.В.

Согласовано:

председатель МОО «Межрегиональный центр прав человека» Качанов Р.Е.;
эксперт МОО «Межрегиональный центр прав человека» Гельмель Я.С.

 

Аналитическая справка по итогам проведения общественного расследования по фактам системного нарушения прав человека в ФКУ ИК-16 ГУФСИН России по Свердловской области
(февраль-март 2019)

В рамках осуществления правозащитной деятельности нами были получены данные о системном нарушении прав заключенных-женщин, отбывающих наказание в ФКУ ИК-16 ГУФСИН России по Свердловской области (далее – ИК-16).

Представители администрации ИК-16 установили в учреждении систему пыточных или унижающих достоинство видов обращения и наказания за небольшие провинности или за отказ работать на оперативную службу, т.е. быть источником информации для оперативного отдела.

При подготовке аналитической справки сотрудниками «Межрегионального центра прав человека» (далее – Организация) было опрошено 5 женщин, ранее отбывавших наказание в ИК-16, и два сотрудника ИК-16, пожелавших остаться неизвестными.

Кроме этого, сотрудниками нашей Организации было осуществлено два выезда в ИК-16 для встреч с заключенными-женщинами, в порядке ч.4 ст.89 УИК РФ, для проведения их опроса на предмет нарушения их прав во время отбывания наказания в ИК-16.

Первый раз, 8 февраля 2019 года, адвокат Роман Качанов, юрист Алексей Соколов и эксперт Организации Яна Гельмель прибыли в ИК-16 и подали заявление на встречу с 8-ю заключенными. 6 девушек от встречи с представителями Организации отказались. Все женщины находились в крайне подавленном и испуганном состоянии. Двух женщин (Хаславская Карина Викторовна и Порохина Анастасия Александровна) нам с большим трудом удалось фактически уговорить на встречу с адвокатом в конфиденциальном режиме, т.к. они плакали и по ним было видно, что они до последнего сомневались, соглашаться ли на встречу.

Во время встречи были получены данные, подтверждающие ранее полученную информацию о системных пыточных или унижающих достоинство видов обращения и наказания в ИК-16. В том числе, опрошенные осужденные указали, что перед встречей с адвокатами и правозащитниками все вызванные осужденные были собраны в Оперативном отделе ИК-16, где им от оперативных сотрудников поступило безапелляционное указание написать «заявления об отказе от встречи с ОНК».

20 февраля 2019 года в ГУФСИН России по Свердловской области состоялась встреча с заместителем начальника ГУФСИН России по Свердловской области А.В. Шеком, на которой мы изложили наши доводы о незаконных действиях со стороны некоторых сотрудников ИК-16 в отношении заключенных-женщин. Также мы выразили озабоченность в том, что женщины запуганы и ни с кем разговаривать не будут. Во время встречи мы пришли к обоюдному согласию в том, что нам необходимо вновь съездить и встретиться с заключенными, а полковник Шек А.В. организует беспрепятственный допуск и конфиденциальные встречи с вызванными нами осужденными-женщинами.

22 февраля 2019 года Роман Качанов, Алексей Соколов и Яна Гельмель вновь приехали в ИК-16, где им администрация учреждения беспрепятственно предоставила помещение для проведения конфиденциальных свиданий и организовала привод всех заключенных-женщин, указанных в заявлении правозащитников.

В течение дня представителями нашей Организации было подробно опрошено 9 заключенных. Во время проведения опросов осуществлялась видеозапись на фотоаппарат, принадлежащий адвокату Роману Качанову, устных объяснений четырех сужденных (П-а В. Д., Н-а О. Е., Ж-а О. М., И-а О. С., – 6 видеозаписей).

Таким образом, опросив более 14 женщин и двух сотрудников ИК-16, мы пришли к выводу, что в исправительном учреждении установлены, по существу, пыточные условия и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращений и наказания, а именно:

  1. При водворении в камеру ШИЗО у заключенных незаконно отбирают их личные вещи, разрешенные п.152 ПВР ИУ, а именно: полотенце установленного образца, мыло, зубную щетку, зубную пасту, туалетную бумагу, средства личной гигиены, алюминиевую кружку. Зубную пасту, зубную щетку и мыло выдают только перед отбоем и после подъема на 10 минут. Письменные и почтовые принадлежности не выдаются. Просьбы заключенных о выдаче бумаги и ручки сотрудниками ИУ игнорируются. В камерах ШИЗО отсутствуют питьевые бачки, кипяток в камеру не выдается. Заключенные женщины не имеют возможности осуществить женские гигиенические процедуры, т.к. в камере нельзя иметь пластиковые бутылки или кружки. Женские процедуры им разрешается производить только с помощью мыльницы, которую им выдают вместе с другими личными вещами (зубная щетка, паста, полотенце) на 10 минут перед отбоем или после подъема. При этом горячей воды в камерах нет.

По словам двух заключенных, во время нахождения их камерах ШИЗО, им удалось «незаконно» пронести пустую пластмассовую бутылку в камеру, но во время обхода заместитель начальника колонии Есаулков эти вещи демонстративно «выпнул» в коридор. После того, как женщины попросили оставить бутылку в пользование, объясняя — «как же я буду подмываться?», Есаулков им заявил: «А мне безразлично. Подмывайтесь в раковине».

По словам двух женщин, летом 2016 года была отключена подача воды в камеры ШИЗО. Вода отсутствовала длительное время, как в раковине, так и в туалете. В камерах была полная антисанитария, ужасная вонь. По словам одной женщины, выполнять гигиенические процедуры ей приходилось горячим чаем, который выдавали во время обеда.

  1. Во время нахождения в камере ШИЗО заключенным-женщинам запрещается присаживаться на табуретку, или как это называют сами заключенные – «топчан». Женщины обязаны весь день стоять на ногах, что причиняет им ужасные боли, моральные и физические страдания. Присесть они могут лишь во время приема пиши: завтрак, обед и ужин на 10 минут. Все опрошенные женщины заявили, что за попытку присесть может последовать физическое наказание, которое выполняют младшие сотрудники ИУ, несущие службу в блоке, где расположены камеры ШИЗО/ПКТ. Кроме этого, на женщин могут быть составлены фиктивные рапорта за нарушение ПВР ИУ, как правило это – «не представился» или «не поздоровался», после чего время нахождения в камере ШИЗО может быть увеличено.

Этот ужасный факт нам подтвердили все опрошенные лица. Для получения более точной информации нашими сотрудниками, помимо других заключенных, была вызвана заключенная Н-а О. Е., которая работала в должности «электрик» и по роду своей деятельности очень часто посещала камеры ШИЗО, где видела, как «девочки стоят посередине камеры с опущенной вниз головой». Стоять в камере ШИЗО обязаны все, не взирая на возраст и наличие инвалидности.

Так, осужденная П-а В.Д. 19— г.р. в мае 2017 года была помещена в ШИЗО на трое суток, в течение всего периода нахождения в камере ей приходилось стоять. После такой процедуры у заключенной П-й В.Д. опухли ноги. Данная пожилая осуждённая страдает гипертонией и сахарным диабетом, поэтому трехсуточное стояние в ШИЗО ей доставляло особенно тяжёлое и невыносимое страдание, после которого ее состояние здоровья существенно ухудшилось.

Следует обратить внимание на то, что умышленные действия сотрудников ИК-16 по понуждению осужденных-женщин днями стоять в камере ШИЗО, не разрешая им ни присесть, ни даже облокотиться на стул, стол или стену, содержат признаки составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 117 УК РФ («Истязание» — Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, — а) в отношении двух или более лиц; д) с применением пытки; е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) и ч. 1 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»).

  1. В ИК-16 не предоставляется медицинская помощь в полном объеме. Медицинское обследование в ИК-16 отсутствует. По словам всех опрошенных заключенных, только в прошлом году их осматривал гинеколог и терапевт. Каких-либо медицинских обследований с привлечением узких специалистов, а также наблюдение за больными осужденными в колонии не было уже много лет. На прием в медсанчасть колонии, по словам женщин, попасть очень трудно. Заявление на прием к врачу могут потерять или не рассмотреть. Также можно оказаться лишней, т.к. больше 10 человек в санчасть не водят. Если тебе повезло и тебя повели в санчасть, на прием к врачу, который может выдать тебе лишь два лекарственных средства: анальгин или парацетамол, обратно в жилой отряд выбраться очень сложно, т.к. передвижение по колонии без сопровождения сотрудника ИУ запрещено, а сотрудник может прийти только к ужину.

По сообщению нескольких заключенных, на их глазах в колонии умерла К-а О. (декабрь 2018), В-а Ю. (октябрь 2018) и Ш-а Т. (2016 год). По словам опрошенных, все умершие женщины перед смертью мучались от боли, но помощи от медиков колонии не получили.

Опрошенные осужденные Х-а Н. А., и Щ-а О. Н., страдающие заболеванием ВИЧ, сообщили, что вместо АРВТ-терапии, их обязали полгода принимать препарат «Тубазид». Хотя согласно медицинским справочникам, этот препарат, в целях недопущения заражения туберкулезом, необходимо принимать не более 1-2 месяцев.

  1. В ИК-16 установлено системное групповое наказание для всех заключенных под названием «пожар». Наказание «пожар» применяется, в том числе и за нахождение в дневное время в жилой секции отряда. В каждой жилой секции всех отрядов установлено видеонаблюдение и если заключенная, вошедшая в секцию для того, чтобы взять из личной тумбочки свои вещи надолго задержалась (днем в жилой секции находиться нельзя), то звучит команда «пожар», при которой все находящиеся в отряде заключенные должны бегом подняться в жилые секции (все жилые секции расположены на втором этаже каждого отряда), подбежать к своему спальному месту, быстро скрутить матрас, положить его на табуретку, установленную возле каждого спального места и бегом, отталкивая и роняя друг друга, спуститься вниз, выбежать в локальный участок, после чего встать в строй, поставив табуретку с матрасом перед собой. Если данная процедура была выполнена не так быстро, как посчитают сотрудники ИК-16, то команда «пожар» звучит снова. Инвалиды и престарелые заключенные выполняют команду «пожар» вместе со всеми заключенными.

Как правило, команда «пожар» объявляется один или два раза в неделю, но иногда и больше, если кто-то из девочек провинился перед сотрудником оперативного отдела или сотрудником из числа руководства ИУ.

Помимо этого, представители колонии «в наказание» могут закрыть доступ в комнату питания, где находятся продукты питания заключенных-женщин. Комната питания расположена в каждом отряде. Длительность этого наказания зависит от желания сотрудников колонии и составляет от одного дня до 4 дней.

  1. В ИК-16 установлено системное «наказание», при котором заключенным запрещают телефонные звонки своим детям, супругу, родителям или другим родственникам. Каждая заключенная обязана подать заявление, в котором должна указать телефонные номера, на которые она будет совершать звонки. Согласно установленному администрацией правилу, заключенным разрешено звонить только на пять номеров. Данные телефонные номера, со слов заключенных, регистрируются в электронной базе колонии и, если администрация ИУ запретит телефонные переговоры, то после набора номера на таксофоне в телефонной трубке звучит объявление, что номер заблокирован администрацией. Длительность данного «наказания» зависит от желания оперативных сотрудников или представителей администрации ИУ.

Так, заключенная Н-а О. Е., была лишена телефонных звонков в течение 4 месяцев. По данному поводу она обращалась лично к начальнику ИК-16 В. Горькину, который, на её просьбу отменить наказание, ей заявил: «кто выносил наказание, то пусть его и отменяет». «Наказание» выносила оперативный работник по фамилии Томсон.

Таким образом, заключенные, вопреки нормам главы XV ПВР ИУ, лишены своего права на телефонные переговоры.

  1. В ИК-16 применяют групповое системное «наказание» – перетаскивание навоза в мешках. Заключенные-женщины, независимо от возраста, собирают в мешки навоз возле свинарника/коровника, который находится в производственной зоне, и переносят его на себе до жилой зоны колонии, после чего разбрасывают его на территории жилой зоны, на грядках, вне зависимости от наполнения навозом грядок. Перетаскивание навоза длится от 8 до 12 часов в день.

Эти виды работ оформляются по ст.106 УИК РФ. Заявление на выполнение ст.106 УИК РФ у всех заключенных отбирается при поступлении в ИК-16 во время нахождения в отряде «карантин». Каких-либо графиков выполнения осужденными ст.106 УИК РФ в колонии не ведется. Каждая заключенная, по их словам, ставит ежемесячно подписи «в каких-то листках». Также по ст.106 ведется уборка снега на территории жилой зоны. Уборка снега длится весь день, без ограничения по времени. Помимо этого, заключенные выполняют другие виды работ, которые не соотносятся с требованиями ст.106 УИК РФ. Например, строительство швейного цеха (лето 2018 г.), ремонт крыши медсанчасти (зима 2018) и перенос строительных материалов (доски, железные листы) для ремонта, или строительство забора из железных листов и натяжение на нем колючей проволоки типа «ягоза».

  1. Опрошенные осужденные указали на физическое воздействие (побои, отдельные удары), которые применяют ряд сотрудников ИК-16. А именно, в числе фамилий таких сотрудников назывались Томсон (сотрудник оперативного отдела), Алиев (сотрудник отдела безопасности), Есаулков (зам начальника по БиОР).

8. В целом социально-психологическая атмосфера в ИУ оставляет желать лучшего. Это связано во многом с тем, что осужденные периодически оскорбляются и унижаются сотрудниками ИК-16, а именно, их называют обидными словами («животное», «теплотрасница», «зеленые человечки» и др.). Также сотрудники в своей речи постоянно используют нецензурную (матерную) лексику в отношении осужденных, угрозы физического и вербального характера и иные формы психологического насилия.

Осужденные обязаны постоянно буквально орать, часто хором, «здравствуйте», в том числе тем сотрудниками, которых они видят в течение дня и издали (например, на расстоянии 100-200 м.).

  1. Опрошенные осужденные жаловались, что часто сотрудниками откровенно фабрикуются дисциплинарные взыскания осужденным по надуманным основаниям, в том числе с целью недопущения их освобождения по УДО (ст. 79 УК РФ) или в порядке замены неотбытой части наказания боле мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ).

После того, как представители МОО «Межрегиональный центр прав человека» обратились по вышеизложенным фактам в ГУФСИН России по Свердловской области, Прокуратуру Свердловской области и Следственное Управление СК РФ по Свердловской области, на осужденных, с которыми общались правозащитники, началось оказываться жесточайшее психологическое давление различными способами.

В этой связи представителями МОО «МЦПЧ» было принято решение провести пресс-конференцию, с целью доведения до общественности результатов общественного расследования, которая была проведена 06 марта 2019 г.

Во время пресс-конференции адвокат Роман Качанов, правозащитник Алексей Соколов и трое женщин, ранее отбывавших наказание в ФКУ ИК-16, подробно изложили факты беззакония и нарушения прав человека, имеющие (имевшие) место в ФКУ ИК-16. Необходимо обратить внимание, что пресс-конференцию попыталась сорвать некая Светлана Хрустальная, представившаяся «представителем ГУФСИН по Свердловской области», неоднократно посещавшая ФКУ ИК-16 с номерами художественной самодеятельности, которая зачитывала информацию из личных дел женщин-участников пресс-конференции, имеющих, как известно, гриф ДСП.

13 марта 2019 года неизвестные разбили стекла автомобиля, на котором юристы «Межрегионального центра прав человека» намеревались приехать в ФКУ ИК-16 с целью проведения опроса вновь обратившихся осужденных-женщин с просьбой о помощи.

Впоследствии ФКУ ИК-16 неоднократно посещали члены ОНК Свердловской области, правозащитники и адвокаты. Во время этих посещений осужденные, в том числе, те, которые ранее обращались с жалобами на противозаконные порядки, установленные в ФКУ ИК-16, отказывались разговаривать; по их поведению было видно, что на них оказано мощнейшее психологические давление.

В частности, к правозащитникам поступила информация, что осужденные массово помещались в актовый зал ИК-16, где их заставляли писать заявления о том, что в ИК-16 всё нормально и к администрации они претензий не имеют.

Двое обратившихся к правозащитникам осужденных – Щ-а О. Н., и Х-а Н. А., были помещены в ШИЗО.

Осужденная Порохина Анастасия Александровна была вывезена в Карпинскую городскую больницу с нервным срывом.

Как сообщают опрошенные медицинские сотрудники данной больницы, 29 марта 2019 г. в эту больницу приходил сотрудник и представился по фамилии Огородников. Огородников велел сотрудникам больницы показать вещи Порохиной, при этом не говорить о его просьбе конвойной службе, которая охраняет Порохину. Одна из сотрудниц больницы видела, как Огородников что-то делал около одежды осужденной Порохиной. Затем из куртки Порохинойц были изъяты две зажигалки (запрещенные предметы). Не исключено, что это не просто зажигалки, а в них может содержаться запрещенное вещество.

Во время последнего посещения ФКУ ИК-16 адвокатами Романом Качановым и Олегом Бакиным 03 апреля 2019 г. были вызваны 8 осужденных.

Сотрудники администрации ИК-16 приводили данных осужденных по очереди. Они были в подавленном состоянии; на вопросы не отвечали; не улыбались; на положительные эмоциональные стимулы не реагировали.

Все приведенные осужденные написали заявления об отказе от помощи со стороны адвокатов Качанова и Бакина в присутствие сотрудников администрации, в частности, заместителя начальника по БиОР ИК-16 Есаулкова. На требования адвокатов Качанова и Бакина, чтобы осужденные писали такие заявления наедине, были получены категорические отказы.

При этом было отказано в свидании с осужденной С-й Н.В., в связи с тем, что данная осужденная якобы в ИК-16 не содержится.

Также на свидание не была вызвана осужденная Порохина О.Н., т.к., как только адвокаты Качанов и Бакин пришли на свидания с осужденными, она была вывезена в Карпинскую городскую больницу «на консультацию». При этом «консультация», по свидетельству врачей данной больницы, продолжалась не более 10 минут (Карпинск находится примерно в 20 минутах от ИК-16). Однако осужденную Порохину специально все оставшееся время, 03 апреля 2019 г., держали в транспорте за пределами ИК-16 с целью недопущения ее привода к адвокатам Качанову и Бакину на встречу.

Адвокату Ольге Герман, которая также 3 апреля 2019 года попыталась встертиться с 4-мя осужденными свидание предоставлено не было. Адвокату О.Герман просто сообщили, что осужденные отказались от встречи с ней.

Исполнительный директор МОО
«Межрегиональный центр прав человека»                                              А.В. Соколов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here