Маленькая такая формальность Что не так с доказательством вины Ивана Голунова: комментарий юриста

0
139
Следователь демонстрирует журналистам новые криминалистические комплекты. Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

История с задержанием Ивана Голунова в точности повторяет по способу действия «правоохранительных органов» историю правозащитника Оюба Титиева, который был осужден в марте 2019 года за хранение наркотиков в особо крупном размере. Метод основывается на том, что норма ст. 228 РФ: «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…» — лукаво рассматривается судебной практикой как так называемый формальный состав преступления.

При формальном составе преступление считается совершенным в силу доказанности лишь его объективной стороны (в данном случае — факта обнаружения наркотиков), и следствие, а затем и суд не обязаны устанавливать наличие необходимой в конструкции большинства других составов преступлений субъективной стороны: мотивов и целей.

Формальный подход к ст. 228 оправдывается (законодателем в глазах общественности и экспертов) особой опасностью наркомании. Но лукавство такой «позитивистской» позиции обнаруживается, как только появляются признаки провокаций со стороны «правоохранительных органов», использующих древний способ подброса (наркотиков, оружия, краденых вещей и т.д.).

В случае с Голуновым провокация представляется весьма вероятной: ведь лица, промышляющие сбытом наркотиков, обычно стараются не привлекать к себе внимания и тем более не публикуют результатов журналистских расследований, вызывающих широкий общественный резонанс (а также не занимаются активной правозащитной деятельностью, как Оюб Титиев).

Это недоумение, которое на юридический язык можно перевести и как «презумпция невиновности», требует ответить на вопрос о целях: с чего бы вот этот человек хранил или перевозил наркотик? Тем более что качественное раскрытие дел о наркодилерстве требует установления связей: каналов поступления и сбыта, проведения так называемых контрольных закупок, — а

если «правоохранительные органы» ориентируются только на «формальный состав», это означает, что они просто провалили свою миссию по борьбе с особо опасной преступной деятельностью.

Какой бы версии ни придерживались следственные и судебные органы в «деле Голунова» по ходу его развития, гражданское общество и журналистское сообщество будут требовать раскрытия не только объективной, но и субъективной стороны якобы совершенного Голуновым преступления.

Леонид Никитинский обозреватель, член СПЧ

Источник: novayagazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here