Суды, аресты, штрафы — как власть репрессирует участников событий у театра драмы

0
333

“Пришел посмотреть на сатанистов”

Первое уголовное дело за оскорбление полицейского во время акции протеста в защиту сквера по статье 319 УК (оскорбление представителя власти) возбуждено в отношении сторонника строительства собора святой Екатерины на Октябрьской площади Станислава Мельниченко. Молодой человек пришел в сквер, чтобы посмотреть на “сатанистов”, выступающих против храма. По версии обвинения, Мельниченко ругался матом на сотрудника пресс-группы УМВД и показывал ему средний палец. Адвокат Мельниченко Алексей Бушмаков отмечает, что оскорбленный сотрудник был на акции в штатском, следовательно, Мельниченко не мог знать, что оскорбляет представителя власти. Ранее Мельниченко был оштрафован на 12 000 рублей по части 5 статьи 20.2 КоАП за участие в несанкционированном митинге.

Сразу несколько СМИ сообщило, что по факту протестов в сквере у театра драмы уже в самые первые дни противостояния было возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках по статье 212 УК РФ. Якобы, кто-то из защитников сквера кидал в полицейских бутылки с зажигательной смесью. Пока метателей бутылок не нашли, да и были ли они? Однако известное “Болотное дело” 2012 года доказывает, что обвиняемым в этой ситуации может стать любой, на кого сотрудник полиции покажет пальцем.

Силовики и некоторые СМИ активно распространяют информацию, что среди защитников сквера было много пьяных людей. Однако материалы административных дел это не подтверждают. Правозащитник Никита Томилов заявил, что в делах его подзащитных, которые признаны в судах виновными в мелком хулиганстве, отсутствуют результаты медицинского освидетельствования на содержание алкоголя в крови. То есть, суд просто поверил на слово свидетелям обвинения. Из восьми человек, которых Томилов представлял в суде, медицинские заключения были только у троих, и то — отрицательные.

«Возможно, и было задержано несколько человек пьяных, но, по-моему, не больше четырех. Они отказались от защиты и сами признали свою вину», — говорит Никита Томилов, являющийся представителем нескольких обвиняемых в судах.

 

Всего больше ста человек задержаны полицией в сквере. Большая часть задержаний пришлась на острую фазу противостояния — с 13 по 16 мая, однако и в последующие дни не обошлось без них. 4 июня в сквере были задержаны еще 5 человек, и в том числе — юрист Иван Волков. Они планировали провести пикет с требованием вынести вопрос о строительстве храма на референдум. Сейчас Иван Волков арестован на 9 суток.

Иван Волков, в камере спецприемника г.Екатеринбурга

“Эти процессы очень отличаются от представления об идеале”

По итогам всех событий уже наказано более 50 человек. Больше тридцати участников протестов получили административные аресты общим сроком более 200 суток, и еще около двадцати человек уже оштрафованы на общую сумму, превышающую 200 000 рублей. И это еще не конец: административные дела в отношении участников протеста рассматриваются судами ежедневно в режиме конвейера.

Анна Балтина и адвокат Ручко в коридоре суда.
Фото: Вячеслав Башков личная страница Ручко в фб

«Эти процессы очень отличаются от представления об идеале, — говорит Никита Томилов. Судья Карапетян, например, многие ходатайства вообще игнорировала, не давая на них вообще никакого ответа. Также она оказывала давление на моего подзащитного, ограничивая его право задавать вопросы свидетелям обвинения».

Как считает Томилов, судьи сами находятся под жестким прессингом.

«Судья, с которым мне удалось пообщаться неформально, без мантии, признался, что они уже с утра получили установку всем давать аресты под угрозой увольнения, вот они и пишут такие постановления, “скрипя зубами»,- говорит Никита.

“Людей держали в наручниках, без еды, воды и питья”

Члены Общественной Наблюдательной комиссии (ОНК) по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания по Свердловской области посетили задержанных в отделах полиции и в спецприемниках. Правозащитник Сергей Зыков рассказал, что после задержания с людьми обращались негуманно.

Члены ОНК Сергей Зыков и Ольга Вековшинина приехали к спецприемнику проверить арестованных

«Мы посетили восьмой, девятый, пятый и одиннадцатый отделы полиции, и везде нашли нарушения, — рассказывает Сергей. — Я лично опросил в спецприемнике больше двадцати человек. Картина складывается такая: людей при перевозке много часов держали в автобусах в туго затянутых наручниках, без еды, воды и питья, и даже не выводили в туалет».

камеры в отделах полиции, где содержались задержанные граждане

Пострадавшим при задержаниях зачастую вообще не оказывалась медпомощь. Например, Артем Козлов (один из доставленных в отдел полиции № 5 в ночь с 14 на 15 мая) рассказал правозащитникам, что при задержании его жестоко побили и сломали ребра. В отделе полиции ему вызвали “Скорую помощь” и отвезли в 24 больницу на рентген. Снимок подтвердил переломы. Однако по пути из больницы обратно в отдел медицинское заключение бесследно исчезло из сопроводительных документов.

камеры в отделах полиции, где содержались задержанные граждане

«17 мая, когда мы с Николаем Лаптевым посещали спецприемник, Артему Козлову все еще не была оказана надлежащая медицинская помощь», — сообщает Зыков.

сотрудник отдела полиции №9, который запрещал общественным наблюдателям вести фото и видеосъемку, в момент нарушения прав наблюдателей

Артем Козлов был не единственным побитым в эти дни. Юридическая служба “Апология протеста” сообщила о том, что во время задержания силовики сломали нос несовершеннолетнему Альберту К. Защита намерена подать жалобу в Следственный комитет. Правозащитник Никита Томилов рассказал, что и у него есть клиент, пострадавший от произвола силовиков при задержании.

“Это больше смахивает на похищение людей”

По словам члена ОНК Сергея Зыкова, задержанным во время протестов в сквере не всегда сообщали правду, в какой отдел их везут, некоторых даже несколько раз возили из одного отдела в другой, и все это — без регистрации в Книге доставленных. По его мнению, удержание сотрудниками полиции людей, не зарегистрированных в Книге доставленных, “больше смахивает на похищение”.

«Сотрудники полиции обязаны оформлять все документы, чтобы в случае чего понятно было, откуда человек приехал, куда девался, через кого прошел, кто его по дороге побил, или наручники на нем чрезмерно затянул, — говорит Сергей. — Я считаю, это — самое серьезное нарушение, из которого произрастают все остальные: — если перемещения задержанных не зарегистрированы нигде, если человек передан сотруднику тайно, без фиксации в документах, то сотрудник ни за что не отвечает. Использование служебного положения при этом является не оправдывающим, а отягчающим обстоятельством. Поэтому людей могут не кормить, не поить, ни в туалет не водить. Я хотел подчеркнуть, что мы, члены ОНК, это отслеживаем не только по участникам протеста. Схема отрабатывается, по всей видимости, для всех, и провоцирует полицейских к нарушениям», — сказал Зыков

Число жалоб в ЕСПЧ удвоилось

СМИ сообщают, что число жалоб в ЕСПЧ на нарушение свободы собраний из России стремительно растет, и эта тема занимает по массовости второе место среди всех прочих оспариваемых нарушений: за прошлый год количество таких зарегистрированных обращений удвоилось. Основная масса жалоб идет в Страсбург по итогам задержаний и арестов участников всероссийских акций протеста «Он нам не царь» 5 мая и против повышения пенсионного возраста 9 сентября 2018 г.

В Европейский Суд по Правам Человека уже отправлена первая жалоба от защитника сквера Даниила Пугина. Его интересы представляет адвокат Алексей Бушмаков.

Елена Шукаева,
координатор общественной группы
«Екатеринбург За Свободу»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here