«Вы сюда приехали умирать»: осужденный ИК-47 о жизни в колонии

0
85

Бывший осужденный ИК-47 в Каменске-Уральском, отбывавший в ней срок с конца 2013 года по май 2019, рассказал ИА «Уральский меридиан» о насилии в колонии, избиениях осужденных, сборе средств и рабском труде. По его словам, в учреждении творится полный беспредел, и все это делается руками местных «активистов» с молчаливого согласия администрации колонии.

Ранее ИА «Уральский меридиан» писало о том, что несколько осужденных ИК-47 пожаловались на избиения и угрозы сексуального насилия в колонии. Об этом сообщила адвокат Светлана Финиди, которая уже несколько раз посещала ИК-47. По информации СМИ, всего на пытки в колонии пожаловались 12 человек, однако большая часть из них позже отказались от своих слов.

В пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области прокомментировали, что в настоящее время заявление поступило только от одного осужденного ИК-47 и его адвоката. Обращение написала адвокат одного из осужденных от имени своего подзащитного, а также от имени нескольких осужденных, однако сами они никаких претензий и жалоб не имеют. «Сами они никакие заявления в адрес ГУФСИН, Следственного комитета и прокуратуры не делали», — отметили в ведомстве. Осужденный Д. рассказал ИА «Уральский меридиан» о лечении в колонии и Областной больнице №2 при ИК-2 в Екатеринбурге, насилии и избиениях осужденных в ИК-47 местными «активистами», сборе средств и карантине.

«В свое время я занимался бизнесом, содержал свою юридическую контору. В 2012 году один из сотрудников ОВД, позарившись на мой бизнес, фальсифицировал документы, и в отношении меня возбудили уголовное дело. Изначально было два эпизода по статье «Мошенничество». По одному эпизоду меня оправдали, по второму обвинили, однако сейчас было установлено о фальсификации второго эпизода уголовного дела. В настоящее время в Следственном Комитете Каменска-Уральского зарегистрировано заявление по этому вопросу.   Я очень хорошо отметился по ряду громких дел в Екатеринбурге, после чего мне просто-напросто сказали, что будут всячески меня гнобить и при первом же удобном случае меня посадят. Так и произошло – меня посадили».

Угрозы, по словам Д., поступали от руководителей ОВД Каменска-Уральского, которые были замешаны в коррупционных скандалах. Ряд должностных лиц высшего звена работали в коммерческих структурах, что запрещено законом.

«В 2013 году меня осудили на 5 лет и 6 месяцев. Самым главным условием, когда я попал туда (ИК-47), было, чтобы я признал свою вину, и чтобы у меня не было никаких претензий к администрации колонии и администрации ОВД. Конечно, в колонии меня били. Сейчас я прохожу курс реабилитации. В больнице ужасаются, что со мной там натворили, но что поделать. Приходится эту горькую чашу мне испить до дна. В декабре 2013 года в СИЗО меня посадили в душную камеру. На тот момент у меня уже были проблемы со здоровьем – 6 лет нервотрепки, пока шло предварительное следствие, никому такого не пожелаешь. Как следствие, у меня произошел обширный инфаркт. Лечился долго, все было бесполезно. А 14 августа меня, фактически из под капельницы, отправили в ИК-47. Я приехал туда, и нас сразу отправили в ШИЗО. Нас били по дороге до него. Расстояние до изолятора – метров 50. Вдоль ШИЗО выстраивался наряд сотрудников администрации колонии с дубинками. Они били заключенных, которые бежали до ШИЗО. После этого все присаживались на корточки перед изолятором. Когда называлась твоя фамилия, ты должен был забегать внутрь, и уже при входе другие осужденные с разрешения администрации колонии били кулаками и ногами. Пинками запинывали в камеру и срывали одежду догола. После этого нас ставили на растяжку, и 15-20 минут мы стояли голыми на полу. Все это происходили на глазах у медицинских работников колонии. Тут же сразу определялось, кто будет «мужиком», а кто, скажем так, «нехорошим лицом». Меня трижды избивали. На очередном построении карантина я потерял сознание. Очнулся лишь спустя 8 часов уже в медицинской части. Следующие 2 месяца я пробыл там. В течение этого времени ко мне приходили ряд осужденных и сотрудники администрации и просили, чтобы я никому ничего не рассказывал. Все избиения происходили на глазах сотрудников колонии. На них присутствовали Пивоваров, Дрозд, Новоселов, Ситников и Чириков (ред. — фамилии сотрудников колонии изменены, в запросе в Прокуратуру по надзору за соблюдением законов в ИУ указаны настоящие фамилии сотрудников). Я 4 раза прибывал в колонию на карантин. Последний раз, когда я приехал, осужденный, который стоял там, сказал мне: «Ты, пожалуйста, стой, не дергайся, не шевелись. Сейчас все это закончится, и я уведу тебя отсюда». После этого меня просто в другую камеру перенаправили, чтобы я не видел, что там творят. Когда первый раз меня избили, мне сказали: «Ну, ничего страшного, побьют тебя немножко, пойдешь в карантин, там еще немножко побьют, потом выйдешь на отряды».
Я не знаю, откуда эти звери вообще берутся. А потом нас еще просят, чтобы мы уважительно относились к ним. Каким образом, если нас там просто-напросто долбят?  
В колонии пропагандируется рабский труд. Осужденные там работают на законных основаниях, а им за это деньги не платят. Там есть свои тонкости. Прямых трудовых договоров с осужденными в колонии не может быть. Там возможны только трудовые отношения, и любую работу, которую нам дают, мы обязаны исполнять. Есть два вида работ – оплачиваемая и неоплачиваемая. Неоплачиваемая – это работа, связанная с благоустройством территории колонии – подметание, ремонт и т.д. Оплачиваемая – это, например, швейное производство, пекарня, работа в столовой. Что делает администрация колонии. Она просто разбивает ставки. Например, человек должен работать 12 часов, а ему ставят 3 часа. Так администрация может трудоустроить большее количество осужденных. По факту же все они работают по 12 часов. В колонии отбывает наказание осужденный К. Есть съемки 2012 года, когда он рассказывал о том, что его избивали в колонии. Сейчас он по-прежнему отбывает наказание и привязан к инвалидной коляске. И это вследствие всех этих избиений.
А в течение последних 2 лет мне нужно было провести операцию, на что тюремный врач Попова просто сказала мне: «Вы сюда приехали страдать и подыхать».
В 2014 году, когда я попал в Областную больницу №2 при ИК-2, только в мае оттуда вынесли 6 трупов из-за того, что медсестра не заказала медикаменты перед праздничными днями — бета-блокаторы, сердечные препараты, при отсутствии которых человек, страдающий сердечным заболеванием, просто умирает. Я единственный из палаты, кто выжил. Врачи занижают стадию и уровень заболевания. Так бы многие осужденные освобождались по 81 статье при наличии у них заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, а так они просто занижали диагнозы, и люди оставались сидеть. Они пишут, что у них все есть, на самом деле, там ничего нет. Мои родители направляли мне медикаменты, чтобы я не умер в колонии. Не оказывалось должное лечение и в ОБ-2. Когда я туда приехал, мне сразу сказали: «Готовь деньги, чтобы тебе хоть какое-то лечение оказывалось, у нас ничего нет». Моя мать 2 или 3 раза писала заявление прокурору, чтобы препараты, в которых я нуждался, были занесены на ИК-2, и только после этого мне проводили хоть какой-то курс лечения. В колонии, когда я отказался признать свою вину, мне подбросили игральные карты. Тогда я попросил начальника провести по этому поводу проверку, потому как я никогда в жизни в карты не играл, и это было сделано специально. Вы думаете, мне кто-то поверил? Меня нецензурно оскорбили, как только можно, и дали 15 суток ШИЗО, сказав, что после этого я либо поеду в «гарем», либо в ОСУОН (ред. — отряд со строгими условиями отбывания наказания). После этого меня отправили в ОСУОН».

Бывший осужденный ИК-47 также рассказал, что в колонии с осужденных постоянно собирали средства на ремонт помещений и прочие нужды.

По словам мужчины, в настоящее время в колонии двое осужденных нуждаются в срочной медицинской помощи, оказать которую им должны в ОБ №2 при ИК-2, однако их туда не отправляют. 

Осужденный Д. направил заявление в Следственный комитет по Каменску-Уральскому и три заявления в Синарский районный суд. В районном суде ИА «Уральский меридиан» подтвердили, что на сегодняшний день у них зарегистрировано три заявления от гражданина Д.

В пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области сообщили, что не могут прокомментировать информацию, поступившую от бывшего осужденного колонии, без указания его имени и фамилии, о чем мы не стали сообщать в интересах самого осужденного. В ответ на это в пресс-службе ведомства коротко констатировали, что на сегодняшний день ситуация в колонии стабильна.

Мы направили запрос в свердловскую прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

Ранее в региональном ГУФСИН сообщали, что по фактам, указанным в обращении адвоката Светланы Финиди по поводу избиения и издевательств над осужденными в ИК-47, проводилась внутренняя проверка. Материалы были переданы в МО МВД по Каменску-Уральскому, куда мы также направили запрос.

Источник: ural-meridian.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here