«Пока шел спектакль, десятки заключенных резали себе вены». Почему в ИК-2 осужденные устроили акцию протеста?

0
228
Фото: сайт ГУФСИН Свердловской области

7 сентября 2019 года в ИК-2, которая находится в самом центре Екатеринбурга, десятки осужденных нанесли себе порезы в области предплечья.

Родственники заключенных сообщали о 200 пострадавших. Пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области опровергала информацию и заявляла, что «несколько заключенных нанесли себе поверхностные порезы на руках, никому из них госпитализация не потребовалась».

Члены ОНК Свердловской области: Михаил Борисов, Бек Манасов и Ольга Вековшинина.
Фото: Вячеслав Башков

Члены ОНК Свердловской области Михаил Борисов, Ольга Вековшинина и Бек Манасов срочно прибыли в колонию, где провели общественную проверку. Интернет-портал e1.ru опубликовал комментарий общественного наблюдателя Ольги Вековшининой и мы частично приводим его на своем сайте:

«Сегодня в ИК-2 день открытых дверей, и видимо, к нему была приурочена эта акция, они сами называют это акцией. Мы провели несколько личных бесед с парламентерами, выступающими от лица остальных осужденных. Этих остальных около 80 человек. Они хотят привлечь внимание общественности и руководства ГУФСИН к наличию в колонии осужденных, которые выполняют, скажем так, некоторые функции сотрудников колонии. Это так называемый актив.

Очень долго ГУФСИН оставался без начальника, полтора года назад сменился начальник ИК-2. С этого времени и началась эта работа по перелому ситуации с «активом» в ИК-2, и не только там. На наш взгляд, штат сотрудников колонии должен быть больше, чтобы обеспечить надлежащий надзор за порядком. Когда сотрудников не хватает, их функции начинают исполнять другие осужденные и возникает «актив». В каких-то колониях он действует приемлемо, в каких-то нет. В ИК-2 и само руководство, и осужденные, как мы поняли после сегодняшней акции, считают, что этот «актив» переступает какие-то рамки».

При этом, Вековшинина утверждает, что новый нчальник колонии борется с «активом» и пытается проводить работу по искоренению «актива».

Так почему же десятки осужденных устроили акцию протеста в день открытых дверей, и резали себе вены пока в клубе колонии шла театральная постановка по роману Л.Н. Толстого «Воскресение»?

С этим вопросом мы обратились к Алексею Соколову, руководителю общественной организации «Правовая основа»:

«Да все очень просто. В этот день, в колонии проводились культурно-массовые мероприятия: день открытых дверей, при котором группа родственников гуляла по колонии, а в клубе учреждения шла театральная постановка. Конечно, для надзора за «вольными» людьми требовалось тщательное наблюдение. Вот всех «активистов» и сняли со своих постов и направили наблюдать за порядком в клубе и за родственниками, гуляющими по зоне. А основаная масса осужденных, которая томилась в жилых отрядах и не участвовала в торжественных мероприятиях, которые потом пресс-служба ГУФСИН выдала бы как «открытость системы для общества», почувствовала ослабление надзора со стороны «активистов» и решила привлечь внимание к своим проблемам. Ведь иного случая — заявить о произволе в колонии — у осужденных могло и не быть».

Среди правозащитников ИК-2 считалась пыточной колонией. Там  буквально пытали и убивали осужденных. А кто-то на этих зверствах обогощался. В колонии существовала такса — если не хочешь чтобы тебя били и пытали — плати. Платили все, а кто отказывался тех убивали. Осужденный Антон Штерн был убит за то, что отказался платить дань «активистам». При этом, пресс-служба ГУФСИН из всех своих информационных рупоров заявляла, что «информация о пытках не соотвествует действительности, а правозащитники всё врут».

Активисты ИК-2 у ворот колонии.

Тем временем, правозащитники и члены ОНК III созыва провели собственное расследование и убийц заключенного Антона Штерн все же удалось привлечь к отвественности.

После этого под суд пошел заместитель начальника колонии Михаил Белоусов, который организовал в колонии пыточный конвейер, при котором пытки и вымогательство были поставлены на поток. При попустительстве всех государственных органов в ИК-2 выбивались явки с повинной.

«Осужденные-активисты», которые пытали, насиловали заключенных, при этом снимали эти зверства на видеокамеру мобильного телефона

В мае 2018 года экс-замначальника колонии Михаил Белоусов и его «сподручные» из числа активистов были осуждены к длительным срокам наказания.

Михаил Белоусов был арестован прямо в зале суда. Фото: Яромир Романов
Член «актива» ИК-2

Только это не изменило ситуацию в исправительной колонии. Видиом, на смену старым извегам в тюремной робе пришли новые и продолжили свою грязную работу в государственном исправительном учреждении. При этом, очень странно выглядит версия, что начальник колонии не в курсе, что в его учреждении действует «актив», который пытает заключенных и вымогает у них материальные средства.

И тем более, очень странно слышать от общественного наблюдателя Вековшининой защитную речь в адрес руководителя колонии, где в разгар культурно-массовых мероприятий десятки осужденных резали себе вены, протестуя против пыток.

Правозащитники Урала

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here