В догонку по ситуации в ИК-2 г.Екатеринбурга

2
579

Странная ситуация разворачивается вокруг исправительной колонии №2 г.Екатеринбурга, где 7 сентября 2019 более 40 осужденных порезали себе вены в день, когда в колонии был «день открытых дверей», а в клубе учреждения шел спектакль с участием представителей свердловского ТЮЗа.

Об этой кровавой акции заключённых вся страна узнала благодаря телефонному звонку осужденного, который с таксофона сообщил родственнице о происходящем, но не успел толком всё объяснить — разговор был кем-то прерван.

«200 человек порезали себе вены», «Бунт в колонии» — из этих слов были заголовки в СМИ.

Члены ОНК Свердловской области: Михаил Борисов, Бек Манасов и Ольга Вековшинина.
Фото: Вячеслав Башков

И сразу же в колонию прибыли члены ОНК: О.Вековшинина, М. Борисов и Б. Манасов. После проверки в колонии, общественные наблюдатели сообщили, акция протеста была и спровоцирована незаконными действиями «актива», который пытает, вымогает деньги у осужденных. При этом Михаил Борисов заявил, что заключённым поступали угрозы сексуального насилия, а Ольга Вековшинина эти сведения не подтвердила. Кроме этого, Вековшинина сразу выступила в роли защитника начальника колонии и стала заявлять, что начальник борется с «активом» и борьба продолжается. А также, что ситуацию в колонии сразу не поменять. При этом, общественница Ольга Вековшинина сообщила СМИ, что «80 человек поддерживают акцию, а конкретно 37 осужденным оказана медицинская помощь — перевязка предплечья. Это даже не порезы, а царапины».

Фото: Ольги Вековшининой

На следующий день в колонию прибыли юристы правозащитных организаций Лариса Захарова и Марина Чукавина, которые три дня пытались попасть на встречу с осужденными, порезавшими себе вены.Три дня администрация ИК-2, нарушая нормы законодательства, не пускала юристов к осужденным.

Лариса Захарова и Марина Чукавина три дня не могли попасть на встречу с заключенными.

Лариса Захарова попыталась у Ольги Вековшининой и Михаила Борисова взять данные осужденных, которым необходима юридическая помощь, но члены ОНК отказали юристу в её просьбе, заявив, что осужденные не желали получать юридическую помощь и в колонии все спокойно. При этом, в один из дней, пока юристам отказывали в допуске к осужденным, в колонию была введена большая группу сотрудников спецназначения. Численность спецназа по разным оценкам была разная, но кто-то сообщал и о цифре в 300 человек. Пока спецназ проводил в колонии спецмероприятия, члены ОНК в это же время проводили в ИК-2 свою общественную проверку, после которой Михаил Борисов заявил, что в колонии всё спокойно и они (ОНК) со всеми осужденными пообщались. При этом, юристов в колонию опять не пустили.

Только после подачи жалоб в прокуратуру, администрация ИК-2 в пятницу, 13 сентября 2019 года, пустила юристов в колонию, где им были предоставлены встречи с четырьмя из 20 заявленных осужденных.

Лариса Захарова и Марина Чукавина в эти дни были частными посетителями офиса прокуратуры

Лариса Захарова, юрист Межрегионального центра прав человека написалау себя на странице в социальной сети facebook: «Нам стало известно, что по прибытию в колонию и помещению осужденных в карантин заключенных встречали активисты, раздевали их до гола и заставляли подписывать заявления об уничтожении собственных вещей, у многих были дорогие кожанные куртки, дорогая обувь и т.д. При этом, как нам стало известно, некоторые сотрудники администрации не только не вмешивались, но и сами руководили процессом и даже пытались ломать сопротивляющимся заключенным пальцы. Дальше, как мы узнали, при распределении в отряд, снова унижения и избиения со стороны актива, сидение в «грядке», голова опущена вниз. И всегда угрозы сексуального насилия. Всегда. Хочешь жить спокойнее — плати. Ставка от 3-х тысяч, смотря чего хочешь достичь. Выбора немного, либо в СДиП, либо в гарем, либо плати. Передачи и посылки на заключенного, как мы узнали, сначала досматривали в отряде активисты, которые забирали из них то, что душе угодно. При отоваривании в магазине учреждения, активисты, как стало известно, узнавали твои финансовые возможности и заставляли брать для них то, что по вкуснее. Осужденные рассказали, что жаловаться сотрудникам было опасно, за это подвергали наказанию. Члены региональной ОНК, как нам стало известно, по отрядам практически не ходили никогда. Если кого-то и просили проверить родственники, вызывали в штаб. О том, что заключенные могли беседовать с общественными наблюдателями наедине, никто не знал. Сами ОНКашники им об этом не говорили.
Вот так, на грани отчаяния, не выдержав пыток и истязаний, доведенные до самоубийства заключенные ИК-2 порезали себе руки, потому что терять им было уже нечего. Большинству мед.помощь, как мы узнали, оказывалась только спустя сутки. Совсем еще молодые осужденные, немалая часть генофонда нашей страны просит нас всех о помощи».

А тем временем, журналисты городского портала e1.ru, со ссылкой на начальника ИК-2 Тимофея Немкова, сообщили, что часть заключенных, порезавших себя в исправительной колонии № 2, признали свою ошибку и извинились перед начальником колонии.

Завтра утром, 16 сентября 2019 года, группа юристов и адвокатов Свердловской области прибудет в ИК-2, где намерена встретиться с заключенными, порезавшими себе вены и провести их опрос.

Правозащитники Урала

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Странная ситуация?! Что случилось с членами ОНК?! Раннее указанные члены ОНК всегда действовали в интересах осуждённых! Неужели тюремное ведомство и их купило чашкой вкусных щей с котла зеков?!

  2. Ага, генофонд, генофонд отрепья, упырей и дегенератов, от которых пойдет потомство выблядков.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here