КС подтвердил правомерность направления осужденных в отдаленные от их дома местности

0
171
Фотобанк Лори

Суд подчеркнул, что законодательство не предполагает произвольного определения места отбывания осужденным наказания, а возможность перевода в другое учреждение направлена на индивидуализацию наказания

Один из экспертов «АГ» указал, что осужденные к пожизненному лишению свободы отбывают наказание вдали от дома из-за небольшого количества исправительных учреждений необходимого вида. Второй отметил, что в каждом регионе нецелесообразно иметь такие учреждения. Третий высказался против возможности перемещения осужденных между регионами, назвав ее «рычагом давления» на них.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1873-О/2019, в котором подтвердил правомерность норм, позволяющих направлять осужденных для отбывания наказания в отдаленные от их дома местности.

Олег Вантеев, осужденный к пожизненному лишению свободы, обжаловал конституционность ч. 2 и 4 ст. 73 и ч. 2 ст. 81 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, касающиеся вопросов о месте отбывания наказания. По мнению заявителя жалобы, указанные нормы противоречат Конституции, поскольку допускают направление осужденных для отбывания наказания в отдаленные от их места жительства местности без учета права самих осужденных и их семей на уважение семейной жизни, а также права таких осужденных на свидание с адвокатом.

Кроме того, как указал Олег Вантеев, данные положения неконституционны еще и потому, что не предусматривают возможность перевода в исправительное учреждение, расположенное вблизи места проживания осужденного и проживания их родственников.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что ч. 3 ст. 55 Конституции допускает возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина в качестве средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Сославшись на ст. 43 Уголовного кодекса, Суд отметил, что такие ограничения, в частности, могут быть связаны с применением к лицам, совершившим преступления, уголовного наказания в качестве меры государственного принуждения. Особенность данной меры, по мнению Конституционного Суда, состоит в том, что на осужденного оказывается специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении его прав и свобод, а также в возложении на него определенных обязанностей. «Относя принятие уголовного и уголовно-исполнительного законодательства к ведению Российской Федерации, Конституция тем самым наделяет федерального законодателя полномочием вводить подобного рода ограничительные меры», – пояснил КС.

Как указано в определении, устанавливая в качестве видов наказания лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы, государство действует как в своих интересах, так и в интересах общества и его членов. По мнению Суда, исполнение этих наказаний изменяет привычный ритм жизни человека, его отношения с окружающими и имеет существенные морально-психологические последствия, ограничивая тем самым не только его права и свободы как гражданина, но и его права как личности. Это, полагает КС, связано с противоправным поведением виновного и обусловливается необходимостью ограничения его естественного права на свободу в целях защиты нравственности, прав и законных интересов других лиц.

Суд отметил, что по общему правилу, закрепленному УИК, осужденные к лишению свободы отбывают весь срок наказания в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе в пределах региона, в котором они проживали или были осуждены. При этом КС подчеркнул, что ч. 2 ст. 73 УИК в системной связи с ч. 1 той же статьи допускает возможность направления осужденных для отбывания наказания за пределы указанного субъекта РФ только в случае отсутствия в нем исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения в имеющихся исправительных учреждениях.

Соответственно, сделал вывод Суд, действующее правовое регулирование не предполагает произвольного определения места отбывания осужденным наказания и корреспондирует положениям международных правовых актов, регламентирующих права осужденных, в частности Европейским пенитенциарным правилам.

Вместе с тем КС напомнил, что согласно ч. 4 ст. 73 УИК отдельные осужденные направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы. В частности, это правило применимо к тем, кто привлечен к ответственности за бандитизм, организацию преступного сообщества и ряд деяний против основ конституционного строя и безопасности государства. Аналогичным образом в другие исправительные учреждения направляются и осужденные к пожизненному лишению свободы.

Указанная норма, по мнению КС, направлена на индивидуализацию наказания и дифференциацию условий его отбывания с учетом характера преступления, его опасности для защищаемых Конституцией и уголовным законом ценностей, интенсивности, причин и иных обстоятельств его совершения, а также данных о лице, его совершившем. Тем самым, как указано в определении, создаются предпосылки для достижения целей наказания.

В ч. 2 ст. 81 УИК установлены случаи, в которых возможен перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида. Указанный перевод допускается в том числе для осужденных за преступления, указанные в оспариваемой заявителем ч. 4 ст. 73 УИК.

Как указал Конституционный Суд, приведенные нормы предусмотрены законодателем в рамках его полномочий, не выходят за пределы конституционно допустимых ограничений прав и свобод граждан и соотносятся с принципами дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения и средств исправления осужденных. Учитывая это, Суд посчитал, что оспариваемые нормы права заявителя не нарушают.

Адвокат уголовно-правового направления LOYS Александр Кочнев отметил, что проблема отбывания наказания лицами, осужденными к пожизненному лишению свободы, вне субъекта РФ, где они проживали, в большей степени носит организационный, а не правовой характер. «Всего в РФ порядка семи исправительных учреждений, которые исполняют наказание в виде пожизненного лишения свободы. Такое небольшое количество пенитенциарных учреждений обусловлено особыми условиями содержания соответствующих лиц. Эти условия требуют гораздо больше человеческих и материальных затрат, чем, например, колонии-поселения», – пояснил адвокат.

По его словам, именно из-за небольшого количества исправительных учреждений необходимого вида осужденным к пожизненному лишению свободы в подавляющем большинстве случаев приходится отбывать наказание вдали от места их постоянного проживания и места проживания их родственников. «Данный факт не противоречит положениям Конституции РФ, поскольку, как верно указано в определении, данный вопрос в силу прямого указания ч. 3 ст. 55 Конституции решается в федеральном законе», – заключил Александр Кочнев.

Председатель президиума МКА «РОСАР» Сергей Ахундзянов полагает, что тех лиц, которые совершили преступления небольшой или средней тяжести, целесообразно направлять для отбывания наказания именно в исправительное учреждение, расположенное вблизи места их проживания или проживания их родственников.

При этом, по словам адвоката, можно выделить еще одну категорию осужденных, которых касается КС, – это лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, в том числе отбывающие наказание в виде пожизненного лишения свободы, а также осужденные за иные преступления, в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии. «В отношении условно выделенной второй категории государство, устанавливая жесткие меры принуждения, действует как в своих интересах, так и в интересах общества. В каждом субъекте России нецелесообразно иметь исправительное учреждение для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, в том числе отбывающих наказание в виде пожизненного лишения свободы», – пояснил Сергей Ахундзянов.

Управляющий партнер ООО «Консалтинговая группа “Статус”», руководитель юридического департамента Благотворительного фонда «Русь Сидящая» Алексей Федяров, напротив, считает, что перемещение осужденных между регионами – это практика, внедренная «исключительно из ведомственных нужд». «Такой подход вызывает разочарование, поскольку основания для этапирования людей в любой регион страны в этом случае лежат исключительно в негласной плоскости и проверке фактически не подлежат. Это рычаг давления на осужденных. И, надо признать, крайне эффективный», – заключил эксперт.

Источник: advgazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here