Начался суд по делу «Деда пикета», обвиняемого в ударе полицейского в сквере у Драмтеатра

0
56
Вадим Панкратов Фото: Иван Маслов / Znak.com

Вчера в Верх-Исетском районном суде Екатеринбурга под председательством судьи Оксаны Мамонтовой начали рассматривать уголовное дело об ударе полицейского (по части 1 статьи 318 УК РФ), во время протестов против строительства храма святой Екатерины в сквере у Драмтеатра, в отношении пенсионера Вадима Панкратова, которого в городе называют «Дедом пикетом». Как передает корреспондент Znak.com, еще до начала заседания шла речь о том, что дело может быть закрыто по примирению сторон. Но только при одном условии — если в зал заседания не зайдут представители СМИ.

В том, что журналисты на процессе лишние, Панкратова убеждали несколько человек, среди них его защитник Алексей Кочнев и мужчина, который передал ему сотовый телефон со звонком от уполномоченного по правам человека Свердловской области Татьяны Мерзляковой. «Очень вас прошу, давайте зайдем на 10 минут, прекратим это дело, а потом все прессе расскажем», — убеждал его Кочнев. По его словам, на том, чтобы СМИ не присутствовали в зале, настаивал пострадавший — начальник отдела по исполнению административного законодательства УМВД Екатеринбурга подполковник Антон Трошин.

Панкратов сначала от их советов отказывался, пояснив, что не верит пострадавшему, так как считает себя уже обманутым. «В прошлый раз, когда дело возвращалось, мы договорились, что я принесу извинения и дело прекратят за примирением сторон. Я извинился, меня заставили десять раз повторить извинения. Тот принял, расписался, что принял извинения. Но заявление не отозвал, сообщив, что он человек системы, ему генерал сказал», — сообщил Панкратов Znak.com.

Официально заявлялось, что уголовное дело было прекращено с назначением судебного штрафа, но затем оно вернулось следствию, так как в материалах дела «не содержалось доказательства признания вины и заглаживания вины перед потерпевшим».

«Я согласен извиниться, унизиться в очередной раз, но перед камерой. Чтобы это было зафиксировано, чтобы потом мне не говорили, что я неискренне на колени встал, что я не так слова сказал», — пояснял подсудимый, почему он против закрытия судебного процесса.  

При этом, по словам Панкратова, Мерзлякова при разговоре разрешила, чтобы СМИ зафиксировали его извинения на камеру.

В итоге пресса вошла в зал. Суд, впрочем, по просьбе потерпевшего запретил фото- и видеосъемку в процессе. Как объяснил Трошин, он против съемки потому, что «фотографии используются в социальных сетях для психологического давления, травли, из них делают коллажи».

Как и анонсировалось ранее, защита заявила ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа по примирению сторон с условием возмещения какого-либо ущерба потерпевшим. Но прокуратура попросила сначала зачитать обвинительное заключение, после чего разрешить это ходатайство. К обвинительному заключению у Панкратова возникли вопросы.

Вадим Панкратов обвиняется по части 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти, не опасного для жизни или здоровья, а также угроза его применения»). По версии следствия, 14 мая 2019 года, во время протестов в сквере у Драмтеатра, он, «пытаясь воспрепятствовать» работе сотрудника полиции, отхлестал Трошина «из мести» «предметом, похожим на плакат» «не менее восьми раз». При этом на записях СМИ видно, что пенсионер сделал лишь несколько замахов в сторону полицейского. Сам Панкратов объяснял, что сначала призывал полицию к реакции на действия спортсменов, которые начали нападать на митингующих, защищая стройплощадку храма. После чего, защищая участника акции Максима Скворцова, он стал замахиваться газетой в сторону Трошина. Защиту Скворцова он счел своим долгом

«То, что наносил удары, я признаю, но то, что там написано, там искажено. Там не сказано, из-за чего возникло у нас недоразумение с подполковником Трошиным, в чем причина, и там все время цитируется, что Трошин при погонах и при форме исполнял обязанности, в чем я очень сомневаюсь, и у меня есть доказательства», — заявил Панкратов, добавив, что готов принести публичные извинения.

Пенсионер также добавил, что он достоверно не знал, что перед ним сотрудник полиции. Трошин ему не представлялся и не показывал удостоверение, заявил он. Суд расценил это как частичное непризнание предъявленного обвинения, в связи с чем ходатайство о прекращении уголовного дела было снято защитником Панкратова.

Трошин во время допроса заявил, что подсудимый, пытаясь остановить доставление одного из активистов, схватил его за рубашку и начал наносить удары по спине «ламинированным плакатом с металлическими зажимами». «Серия была достаточно динамичная, достаточно быстро наносились удары. Я рефлекторно пригнулся, развернулся и увидел, что удары наносит Панкратов», — сказал он, добавив, что сам заявление на него не писал и узнал о том, что по факту конфликта между ним и активистом проводится проверка, только от сотрудников полиции.

Что касается внешнего вида, то Трошин, по его словам, был «в форменной рубашке, форменной уставной фуражке и брюках установленного образца». При этом о том, что он является сотрудником полиции, он сообщал только Скворцову. Панкратов же, по его словам, узнал подполковника Трошина сам.

«На стадии прений я буду ходатайствовать о применении [к Панкратову] минимального воздействия по данному преступлению», — сказал Трошин.

Защита предложила Трошину проверить его на полиграфе, чтобы он показал, честно ли говорит о тот, что ему причинили боль. Полицейский оставил вопрос об этой экспертизе на усмотрение суда.

Сегодня в суде также выслушали в качестве свидетеля майора Бабинову и Максима Скворцова, которого пытался защитить пенсионер. Они в целом подтвердили то, что было сказано в обвинительном заключении. При этом Скворцов заявил, что сомнений в том, что Трошин был сотрудником полиции, у него не было.

Суд отложил заседание до 28 октября для вызова свидетелей и подготовки документов по делу.

Источник: znak.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here