ЕСПЧ отказался признать незаконным российский запрет на метадон для наркозависимых. Эффективность этой терапии признана ВОЗ

0
73
Метадон в реабилитационной клинике в Лиссабоне, Португалия. Август, 2012 года Rafael Marchante / Reuters / Scanpix / LETA

ЕСПЧ отказался встать на сторону трех россиян, которые добивались лечения наркозависимости с помощью заместительной терапии

26 ноября Европейский суд по правам человека огласил свое решение по поводу жалобы Алексея Курманаевского, Ирины Абдюшевой и Ивана Аношкина, которые (в 2010, 2011 и 2013 годах соответственно) заявили, что имеющееся в России лечение наркозависимых людей им не помогает и попросили попробовать применить заместительную терапию. Формально они подали жалобы на запрет в России терапии с использованием метадона и бупренорфина для лечения наркозависимости.

Заместительная терапия подразумевает лечение с помощью заменителей наркотиков — препаратов, содержащих опиоиды (метадон и другие). В рамках программ терапии такие препараты часто выдают пациентам бесплатно. Как правило, целью таких программ не является полная ликвидация зависимости, однако Всемирная организация здравоохранения, считающая зависимость от опиоидов хронической болезнью, называет заместительную терапию «лучшей из существующих» мер борьбы с ее последствиями. ВОЗ признает и риски — при неправильном применении заместителей возможны передозировки с летальным исходом; случаются и злоупотребления. Тем не менее эффективность терапии в борьбе с употреблением героина, по данным ВОЗ, в разы превосходит принятую в России детоксикацию и реабилитацию (снятие абстинентного синдрома с последующими психологическими тренингами).

В постановлении ЕСПЧ говорится, что, поскольку заявители не жаловались на применение к ним физического насилия, а также на отсутствие в России любой формы реабилитации наркозависимых, российские власти своими действиями не нарушили их прав (в частности, гарантированную статьей 3 Конвенции о правах человека защиту от пыток).

В документе приводится уточнение от российского судьи Дмитрия Дедова, который отмечает, что хотя заместительная терапия героиновой зависимости может привести к снижению заболеваемости ВИЧ, легализация одного вида наркотиков для борьбы с другим видом может «привести к хаосу» в условиях России — с ее большой территорией, распространенной коррупцией и частыми приговорами за распространение наркотических веществ. «Удовлетворив жалобу заявителей на доступ к метадону, правительство заплатило бы высокую цену, — пишет судья. — Таким образом, такое решение не позволило бы привести в равновесие интересы личности и общественные интересы».

После обнародования решения ЕСПЧ Минюст РФ опубликовал собственное заявление. ЕСПЧ счел, что вмешательство государства в права заявителей являлось обоснованным, говорится в нем, поскольку запрет лечения наркозависимости методом заместительной терапии направлен на защиту здоровья и жизни граждан.

«Изучив представленные российской стороной примеры неэффективности применения „заместительной терапии“ и рисков использования подобного метода лечения наркозависимости, в том числе международную статистику и данные по смертности участников соответствующих программ в странах Европы, ЕСПЧ не установил каких-либо преимуществ „заместительной терапии“ перед традиционными способами лечения, используемыми в Российской Федерации», — говорится в заявлении.

Один из заявителей рассказал, как на протяжении десяти лет пытался получить доступ к заместительной терапии

Адвокат Алексея Курманаевского Ирина Хрунова рассказала «Медузе», что поданная ею 2010 году жалоба была первой, поданной из России по такой категории дел. По словам Хруновой, она рисковала, поскольку в ЕСПЧ используется прецедентное право: «Мы шли на ощупь, рискуя тем, что жалоба может быть завернута». Тем не менее, суд сначала ее зарегистрировал, а потом и коммуницировал. Вскоре после этого, по словам Хруновой, «миллиард провластных и православных НКО» стали писать в ЕСПЧ о том, что они категорически против применения заместительной терапии в России: «Лечить наркоманию с помощью наркотиков — как же так!»

Однако, по словам Хруновой, для нее это дело было чрезвычайно важным. В России единственный метод помощи в больницах таким пациентам — воздержание, а в мире терапия, при которой зависимым бесплатно выдаются заменители наркотиков, используется, по данным ООН, в 90 странах мира, обьясняет она.

Алексей Курманаевский, который в 2010 году подал жалобу в ЕСПЧ, состоял на учете в наркодиспансере с 1997 года («Медуза» рассказывала его историю в 2018 году). Героиновую зависимость он получил в 1994 году (по его словам, впервые наркотик он попробовал в 13 лет «за компанию с друзьями»). Ирина Хрунова рассказала, что Курманаевский пять раз был судим — за подделку рецептурных бланков (чтобы получать наркотические вещества в аптеке) и за кражу.

В течение следующих двадцати лет Курманаевский пытался бросить наркотики 30 раз, из них 23 раза он подвергался детоксикации.После этих процедур он несколько раз пытался пройти второй этап лечения, принятый в России, — реабилитацию по методу «12 шагов». Однако на реабилитацию всегда были очереди, а без нее он быстро срывался. За годы наркозависимости он заразился ВИЧ и гепатитом С, от передозировки умерла его жена.

В 2008 году Курманаевский женился на психологе из реабилитационного центра, получил юридическое образование и многократно пытался добиться права на заместительную терапию через российский суд. По его словам, после подачи жалобы в ЕСПЧ его с женой уволили из фонда «Здоровая страна», где он работал консультантом по химической зависимости, а его супруга — психологом. Он же рассказывает, что в марте 2015 года начальник предложил им следующий вариант: он соберет пресс-конференцию, на которой Курманаевский сделает заявление о том, что иск против России в ЕСПЧ он подал ради денег, которые якобы получал за это из-за границы. Также он должен был сказать, что отказывается от своего заявления, что полностью доволен российским подходом к лечению и считает, что наркозависимость можно победить методами, которые в стране одобрены. Курманаевский, по его словам, отказал руководителю, и поэтому уже через полчаса имена его и супруги были удалены с сайта организации.

Сейчас Курманаевскому 38 лет, в 2017 году вместе с женой он переехал в Израиль. По его словам, с февраля 2019 года к нему применяют метадоновую терапию и «она дает положительные результаты». «Самое главное, что здесь мне помогают не для того, чтобы я отстал, а потому что у специалистов есть бескомпромиссная вера в то, что человек достоин нормальной жизни, в каком бы состоянии он не находился», — говорит Курманаевский. В Израиле ему оформили инвалидность. «Все выходцы из российского детокса априори считаются здесь жертвами насилия, — объясняет он. — Это справедливо, учитывая хотя бы даже одну всеобщую дискриминацию, с которой человек сталкивается в России».

Как рассказывает Курманаевский, второй заявитель, Иван Аношкин, прошел программу реабилитации в России и смог сняться с учета в наркодиспансере. Ирина Абдюшева после подачи жалобы в ЕСПЧ, не дождавшись решения, уехала на Украину, где программы заместительной терапии существуют.

Курманаевский говорит, что расстроен решением ЕСПЧ, хотя и называет его ожидаемым. «Обидно за тех, кто ожидал другого решения, потому что сам нуждается в помощи, — заявил он „Медузе“. — Зато теперь эти люди точно знают, что ждать нечего, и за помощью нужно ехать в другие страны. Я бы хотел, тем не менее, чтобы люди из сообщества не расстраивались и продолжали бороться».

Источник: meduza.io

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here