«Грязные матрасы, цепи и пятна на стенах, похожие на кровь». Члены ОНК проверили камеры в 7-ом отделе полиции г.Екатеринбурга

0
1074

Посетили с Анастасией Девятьяровой 09.02.20 отдел полиции №7 (ОП-7) на Народной воли, 81.

Нет, ОП-13 ужасней. Здесь хоть есть белый свет и даже приточная вентиляция. Зато здесь нам попался странный подполковник Белозерцев Игорь Анатольевич, которого нам несколько раз пришлось просить представиться. Лейтенант полиции Богданчиков был вежлив, как и третий полицейский в смене. На них были бейджики до кучи.

Подняли интересный вопрос про пайки — мусульмане отказываются есть свинину.

Еще — это первый отдел, в котором увидела записи о принесенных извинениях в книге учета доставленных/задержанных.

В отделении полиции понятия не имеют, что все остальные (где были по крайней мере) оснащены аппаратами для дактилоскопии и не надо хотя бы людям пачкать пальцы.

стол для «катания пальчиков»

Про V созыв ОНК не слышали — старые списки. Впрочем, нет даже телефона дежурного прокурора и телефона доверия ГУ МВД. Телефон в помещении разбора стоит, но не работает. Подполковник сообщил, что позавчера еще работал, это типа я потянула за провод…

На входе в отделение нас позабавила кнопка вызова для людей с ограниченными возможностями.

Им бы еще добраться как-то до этой кнопки по многочисленным ступенькам со всех сторон на улице. 

Про документацию: ведут небрежно, то исправления, то «ошибочно» написали, то просто одинаково выглядит что цифра «13», что «19». Одного товарища умудрились отпустить раньше на сорок минут, чем доставили. Люди ночуют, а постельные принадлежности не выдаются. По крайней мере — нет записей в ведомостях. Эти самые принадлежности в жутком состоянии, грязные в пятнах матрасы, постельное белье просто валяется в одной куче, что использованное, что нет.

На туалете висит бумажка с надписью «ремонт». Вода в нем есть, из бачка просто не прекращает лить шумный водопад.

Из сухпайков обнаружили только маленькую коробочку с дошираком и одноразовыми тарелками. Потом принесли ради нас упакованные сухпайки. Стакан нашли один, каплями на стенках он больше напоминал многоразовый.

Для воды стоит кулер, только на дне бутыли уже зеленые отложения или водоросли расти начали. Дежурный лейтенант полиции Богданчиков хотел при нас испить сей водицы, с условием, что не будем про нее ничего писать. Мы не стали принимать от него этой жертвы.

Вещи, изъятые у задержанных, хранят в старых портфельчиках довоенных времен, где они только их берут?

Камер целых четыре. Трехместная и три одноместных. В одноместных зачем-то скамьи вдоль всех стен, достаточно узкие, во всех камерах слишком низкие, чтобы на них можно было сидеть.

В последней камере стоит кушетка, нет камеры видеонаблюдения, она, вроде как, не используется. Приточная вентиляция есть, скорее тут прохладно. В двери камер я, не большой по габаритам человек, пропихивалась бочком — так стоят стопоры на дверях.

Два окна в коридоре перед камерами без стекол, рамы заделаны листами ДВП. В конце коридора находится некая комната оперативно — следственной группы. В ней нет никакого видеонаблюдения, двери в нее закрываются, на лавках вдоль стен зачем-то болтаются цепи, на стене — следы предположительно крови.

На полу налито что-то липкое. Все помещения очень грязные.

Такие же, как выписка на стене о правах задержанных. 

Где оформляют протоколы — нам так и осталось непонятным.Подполковник Белозерцев сообщил, что людей сюда приводят с уже оформленными протоколами об административных правонарушениях. А подчиненный лейтенант Богданчиков не стал противоречить начальству. (Кстати, дежурный лейтенант в отличие от начальства был вежлив и корректен). Вопрос возник, так как есть еще столы и лавка в коридоре. 

Ольга Иванцева,
член ОНК Свердловской области

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here