«Сжигали одежду, требовали деньги»: осужденные обвинили сотрудников уральской колонии в произволе

0
442
Даже после освобождения женщины опасаются угроз со стороны сотрудников колонии Фото: Олег Манваров / Е1.RU

Женщины отбывали срок в колонии-поселении, где столкнулись с беспределом со стороны администрации

Бывшие заключенные колонии-поселения № 45 под Камышловом пожаловались на руководство и сотрудников учреждения. Во время отбывания наказания у двух женщин сожгли личные вещи, в частности, нижнее белье, кофты, одеяло, плед. Все это было сделано без объяснения каких-либо причин. Кроме подобного случая произвола женщины рассказали о том, что сверх нормы работали на местном производстве, а получали за это мизерные деньги — совсем не те, которые поначалу обещало руководство колонии. Также по любому поводу осужденных могли направить в штрафной изолятор, заставить написать объяснительные без причины. Эти бумаги приобщали в личные дела осужденных и тем самым препятствовали возможности освободиться досрочно. Сейчас женщины намерены добиться от колонии компенсации за уничтоженные вещи и готовят с адвокатом заявления в Следственный комитет, прокуратуру, в ГУФСИН.

Недавно освободившиеся женщины не отрицают, что получили наказание по заслугам. В частности, за фиктивную постановку на учет иностранцев (ст. 322.3 УК РФ). И тем не менее считают, что не заслужили всего, что с ними происходило в колонии.

— Очень небрежное отношение администрации к осужденным. Матерят, в ШИЗО закрывают несправедливо и без причин, что хотят, то и творят. Как будто мы не люди там. Находят любую причину и отправляют в штрафной изолятор на 15, на 30 дней. Одна девочка там вообще постоянно сидела, — рассказала Наталья, которая освободилась в декабре прошлого года (имена героинь материала изменены. — Прим. ред.).

Наталья находилась в колонии под Камышловом за фиктивную постановку на учет иностранцев
Фото: Олег Манваров / Е1.RU

Другая бывшая осужденная добавляет, что когда сотрудникам колонии начинаешь доказывать свою правоту, то в ответ начинают гнобить и унижать человека. Причем только вербальными оскорблениями не обходится. Заместитель начальника колонии прибег к огненным мерам.

— Нам с Натальей в колонии сожгли вещи. Приехала администрация на обход. У [Дмитрия] Нащинского, заместителя начальника колонии, видимо, настроения не было. Он просто взял и сжег наши вещи, которые находились в каптерке. Хотя они были сложены как нужно, подписаны и подготовлены для стирки. Начал все вышвыривать на улицу и сжег все, вплоть до мочалок. А у Натальи сгорела шуба за 30 тысяч рублей, — рассказала Ольга.

Дмитрий Нащинский, на момент описываемых событий — заместитель начальника колонии-поселения № 45 (второй слева)
Фото: пресс-служба ГУФСИН России по Свердловской области

Женщины уверяют, что унижениям в колонии подвергаются многие осужденные. Но пожаловаться на действия некому. Люди настолько запуганы, что даже когда приезжают проверки, заключенные боятся что-либо говорить. А на личный прием к проверяющим прокурорам не выпускают из отряда. Визитеры приезжают, смотрят образцово-показательные туалеты и душевые, еще что-нибудь опрятное, а затем «бухают и парятся» в бане у начальника колонии. Указанными сантехническими благами заключенным пользоваться нельзя. В их распоряжении уличный туалет, а горячей воды нет вовсе. Для помывки нужно носить воду из бани в барак.

— Работали мы на бойне — куриц расчленяли. Обещали 15 тысяч платить. Но мы этих денег не видели. Аванс был 250 рублей, зарплата — 350. С четырех часов дня до двух часов ночи, бывало, и до пяти утра работали, — рассказала об условиях труда Ольга. Кроме того, женщин могли поднять ночью на разгрузку фур с живыми курами, которых нужно рассадить по клеткам. То есть, по словам бывших осужденных, распорядок дня в колонии не соблюдается.

В поселении есть несколько пищевых производств: молока, маргарина, мяса птицы. Собеседницы уверяют, что среди прочих здесь работают осужденные, у которых диагностирован ВИЧ. Даже работа в столовой для такого контингента не исключение, поскольку их толком не проверяют и не следят за развитием инфекции.

Среди озвученных женщинами неприятностей — поборы с осужденных. Постояльцы колонии за свой счет покупали бытовую химию, метлы, тазики, ведра, платили за коммунальные услуги, за питание, вкладывались в ремонт помещений бюджетного учреждения, даже на дверные петли в колонии нет денег. Таким образом администрация мотивировала на получение условно-досрочного освобождения, но на самом деле его мало кто получал, уверены собеседницы.

Женщины отбывали наказание в одно время в колонии-поселении № 45
Фото: Олег Манваров / Е1.RU

Женщины намерены добиться возмещения с сотрудников колонии компенсации за сожженные вещи, пережитые унижения и оскорбления. И в целом, чтобы подобный произвол в колонии не повторялся, и не страдали осужденные. Адвокат Вячеслав Войнов, к которому обратились бывшие осужденные, сообщил, что направил жалобы в прокуратуру по надзору за исправительными учреждениями, Следственный комитет, чтобы действия представителей администрации исправительного учреждения получили правовую оценку.

В пресс-службе областного ГУФСИН ни один из озвученных бывшими осужденными моментов не подтвердили. В ведомстве сообщили, что осужденные в колонии-поселении № 45 находятся в своей гражданской одежде. Остальные вещи хранятся в специальных местах для хранения «с бирками и подписями». Уничтожаются только запрещенные предметы.

— Уничтожается только бесхозная одежда, оставленная осужденными, которые освободились сами, то есть без бирок и указания принадлежности. Личные вещи не изымают и тем более не сжигают. Одежда к запрещенным предметам не относится и не изымается. Запрещенные предметы изымаются под опись и уничтожаются, — уточнили в пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области.

К запрещенным предметам относятся мобильные телефоны, алкоголь и т. д. Как правило, их изымают во время обысков. Что касается заключенных с ВИЧ в колонии-поселении № 45, то в ГУФСИН заверили — такие люди не работают на обработке пищевых продуктов. Они трудятся подсобными рабочими, птичниками, то есть убирают за птицами и кормят их.

Зато в ведомстве подтвердили, что плата за питание и коммунальные услуги с осужденных действительно вычитается. Это предусмотрено законом и касается трудоустроенных осужденных. К тому же из зарплаты вычитаются исковые обязательства, если они устанавливались судом. Что касается ночных смен, про которые рассказали Ольга и Наталья, то они работали по пятидневке, добавили в пресс-службе. И за объемы выполненной работы получали в месяц порядка 3000 рублей, после всех вычетов. Что касается, переработки осужденных женщин, они работали по пятидневке, а не посменно.

Источник: e1.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here