АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА о проведении общественных мероприятий в местах лишения свободы в Свердловской области в связи с особыми условиями, вызванными распространением COVID-19

0
262

С 18 марта в Российской Федерации были введены особые условия в связи с распространением коронавирусной инфекции.

В это же время ФСИН России запрещает длительные и краткосрочные свидания для осужденных. Кроме этого, по всей стране в колониях и СИЗО перестают принимать от родственников продуктовые передачи. Руководство ГУФСИН России по Свердловской области, в связи с опасностью заноса коронавирусной инфекции, советует членам областной общественной наблюдательной комиссии (членов ОНК – 40 человек) не посещать исправительные учреждения. Заключенные фактически оказываются в полной изоляции.

Мы, представители Ассоциации «Правовая основа», реализуя свое конституционное право, 7 апреля 2020 года направили в областное тюремное ведомство — ГУФСИН, обращение, в котором просили рассказать, что предпринимается в системе исполнения наказаний для предотвращения заноса в исправительные учреждения опасной инфекции – COVID-19, а также, какие меры профилактики установлены внутри исправительных учреждений, где отбывают наказания заключенные.

29 апреля 2020 года мы получили ответ (приложение 1), в котором врач-полковник сообщал, что «заявленная нами цель – осуществления контроля в области прав человека в системе ФСИН противоречит требованиям нормативных актов. Контроль со стороны общественных организаций Законом не предусмотрен… Нами не усматривается оснований предоставлять Вам такую информацию». Вот к такому выводу пришел начальник ФКУЗ МСЧ-66 ФСИН России полковник А.П. Паньков.

Мы не обладаем полномочиями членов ОНК, но Федеральный закон наделяет нас правом в порядке ч.4 ст.89 УИК РФ, как иные лица, встречаться с осужденными и оказывать им юридическую помощь. Поэтому мы решили посетить несколько исправительных учреждений, встретиться с осужденными и посмотреть, что происходит в колониях и СИЗО Свердловской области. Для обеспечения санитарной безопасности нами было приобретено медицинское обмундирование для захода в учреждение: защитные костюмы, шапочки, очки, перчатки и бахилы.

При подготовке Аналитической справки мы использовали эмпирические данные, полученные во время посещения учреждений и встреч с осужденными.

Исправительные учреждения Свердловской области, которые мы посетили, были переведены на «казарменное положение», т.е. колонии и СИЗО были условно поделены на внутреннюю и внешнюю зоны. Во внутренней зоне сотрудники живут по 14 суток в комнатах, которые предназначены для проведения длительных свиданий осужденных с их родственниками. Связь с внешним миром поддерживается через рации и мобильные телефоны. Во внешней зоне службу несут, в основном, сотрудники, которые работают в административном штабе.

ФКУ СИЗО-2 г. Ирбит. 200 км от Екатеринбурга. Дата посещения: 20 апреля 2020 года. Посещали: Яна Гельмель и Алина Закриева.

Сотрудники СИЗО были в масках и перчатках. На входные группах тех помещений, где мы были, мы не заметили дезинфицирующих ковриков и дезинфицирующих средств. Температура тела не измерялась.

Свидание с осужденными было предоставлено через стекло. Документы, которые передавались осужденному, подвергались санитарной обработке в специальном аппарате. Осужденные не могли соприкасаться с сотрудниками учреждения, которые нас привели на свидание. Осужденных приводили другие сотрудники, которые несли службу во внутренней зоне.

 

ФКУ СИЗО-1 г. Екатеринбург. Дата посещения: 4 мая 2020 год. Посещали: Яна Гельмель и Алина Закриева.

Администрация, вопреки требованиям п.71 ПВР ИУ, отказала в предоставлении свидания с осужденным (приложение 2).

 

ФКУ СИЗО-1 г. Екатеринбург. Дата посещения: 6 мая 2020 год. Посещали: Алина Закриева.

При входе на первом и втором КПП установлены дезинфицирующие коврики. Малая часть сотрудников носит защитные маски и перчатки. Температура тела измерялась. Дезинфицирующие средства имелись. Документы и паспорт не подвергались санобработке. Свидание предоставлено через стекло. На осужденных накинуты медицинские халаты. Защитные маски, перчатки и очки отсутствовали.

По внешнему виду в кабинете для свиданий санитарная обработка не проводилась. Во время свидания в кабинет вошел осужденный, на котором отсутствовала маска и перчатки, он влажной тряпкой протер подоконник и ушел. Дверные ручки, разделяющее стекло и телефонные трубки с проводами обработке не подвергались.

ФКУ ИК-46 г. Невьянск. 89 км от Екатеринбурга. Дата посещения: 6 мая 2020 года. Посещали: Алексей Соколов и Яна Гельмель.

По прибытию в колонию нас порадовало временное отсутствие бюрократии. Наше заявление фактически было рассмотрено бесконтактным способом. На первом КПП заявление в перчатках принял сотрудник, который ушел с ним и позже пришел уже за нами, после чего сопроводил нас на второе КПП, передав наше заявление часовому, который обработал наше заявление дезраствором.

В колонии все сотрудники были в масках и перчатках. На первом КПП был установлен небольшой дезинфицирующий коврик, а в помещении для рук имелись дезинфицирующие средства.

На втором КПП был установлен дезинфицирующим мат, который фактически нельзя обойти. По бокам стояли две бочки: одна для использованных средств индивидуальной защиты, другая с каким-то дезраствором (приложение 3). Проход через второй КПП ограничен всем. Предметы и вещи из внешней зоны во внутреннюю зону передаются только после обработки. Наши паспорта, документы мы обрабатывали дезинфицирующими средствами, после чего сотрудник КПП брал их в руки. Температура тела измерялась бесконтактным способом. После процедуры прохода КПП нам зачитали распоряжение главного санитарного врача ФСИН России и ознакомили с нашими обязанностями, предупредив, что при попытке снять средства индивидуальной защиты свидание будет прекращено.

Сотрудники были без защитных халатов, но в масках и перчатках.

Свидание проходило через стекло под видеонаблюдением сотрудника учреждения, которые также имел только маску и перчатки. Осужденный, которого привели на свидание, был обеспечен средствами индивидуальной защиты: очки, защитная маска, защитный медицинский халат и бахилы.

 

ФКУ ИК-16 (колония для женщин) г. Краснотурьинск. 400 км от Екатеринбурга. Дата посещения: 7 мая 2020 года. Посещали: Алексей Соколов и Яна Гельмель.

При входе в административный штаб установлен большой дезинфицирующий мат, который невозможно было обойти. В коридоре штаба размещен медицинский пост, где медик измеряет температуру тела всем входящим в здание штаба, независимо, первый раз человек заходит в штаб или второй. Для измерения температуры тела медик использовала два электронных градусника, которые подвергались санитарной обработке перед применением.

Все сотрудники административного штаба были без защитных масок и перчаток. Мы заходили во многие кабинеты и видели отсутствие средств индивидуальной защиты у сотрудников штаба.

Наше заявление было рассмотрено, нам выписали пропуска и сопроводили непосредственно в учреждение, где содержатся осужденные. На КПП нас встречали сотрудники, которые уже были в масках и перчатках. На входных группах лежали дезинфицирующие большие коврики. Войдя в помещение КПП нас попросили обработать руки и документы дезинфицирующим раствором, после чего наши документы принял часовой. Когда процедура прохождения через КПП была закончена, у нас вновь измерили температуру и провели в помещение, где проходило свидание с заключенными. На сотрудниках, которые присутствовали во время свидания и приводили осужденных, поверх формы были накинуты накидки, вместо медицинских халатов.

Заключенные, с которыми мы встречались, были обеспечены средствами индивидуальной защиты: маски, перчатки, очки, защитные халаты и бахилы.

 

ФКУ ИК-3 г. Краснотурьинск. 400 км от Екатеринбурга. Дата посещения: 7 мая 2020 года. Посещали: Алексей Соколов и Яна Гельмель.

На входе в административный штаб установлен большой дезинфицирующий мат, который сложно обойти (приложение 4). Сразу при входе установлен пост, где сидит сотрудник учреждения в маске и перчатках, который вел запись всех, кто прибыл в здание. На столе лежал один ртутный градусник, которым измерялась температура тела (приложение 5). Все сотрудники, которых мы видели, были в защитных масках и перчатках.

Наше заявление было рассмотрено, были выписаны пропуска и нас сопроводили на КПП колонии. На входных группа КПП установлены дезинфицирующие коврики. Дезинфицирующие средства на КПП имелись. Нам вновь измерили температуру тела, но уже бесконтактным способом.

На сотрудниках были одеты защитные медицинские халаты, маски и перчатки.

Заключенные, с которыми мы встречались, были обеспечены защитными масками и хб-перчатками, которые были подписаны личными фамилиями осужденных. Защитные халаты, бахилы и очки на осужденных отсутствовали.

 

ФКУ ИК-62 г.Ивдель. 560 км от Екатеринбурга. Дата посещения: 8 мая 2020 год. Посещали: Алексей Соколов и Яна Гельмель.

Проход через первое КПП — свободный. Информационные листки о коронавирусе и профилактике не представлены. Отсутствуют дезинфицирующие коврики и дезинфицирующие средства (приложение 6). Сотрудник на КПП была без маски и перчаток. На наш вопрос: «где Ваши средства индивидуальной защиты?», сотрудница потянулась куда-то вниз и достала мятую маску, которую стала одевать при нас. Про резиновые перчатки мы ответ не услышали и прошли в штаб колонии.

При входе на территорию колонии, как на КПП, так и в административном штабе, отсутствовал медицинский пост, где всем прибывшим должны были измерять температуру тела. Мы свободно прошли на территорию административного штаба и также свободно прошли внутрь административного штаба – никто нам не предлагал измерить температуру тела, да и врачей мы вообще не видели.

На входе в административный штаб установлен небольшой дезинфицирующий коврик, который легко можно было перешагнуть. Информационные листки о коронавирусе и профилактике не представлены.  (приложение 7).

На территории, где расположен административный штаб, так и в самом здании штаба, все сотрудники учреждения были без средств индивидуальной защиты. В штабе колонии очень сильно пахло табаком, у нас создалось впечатление, что сотрудники колонии курят прямо в кабинетах. Дезинфицирующих средств мы не наблюдали. В приемной сидели два офицера, на груди у них были нашивки с фамилиями – Алиев, Морозов.

Пока мы ожидали рассмотрения нашего заявления, перед КПП мы смогли сфотографировать двух сотрудников колонии, которые были без масок и перчаток. На фото (приложение 8) сотрудник, у которого на нагрудном кармане была указана фамилия – Морозов, вышел из штаба колонии без маски, прошел через КПП учреждения, подошел к автомашине, в которой сидел курьер, получил от него пакет и возвратился обратно через КПП в штаб колонии. Другой сотрудник (приложение 9) прибыл в ИК-62 и направлялся с вещами в административный штаб колонии.

После того, как мы сфотографировали данных сотрудников, на КПП появились сотрудники учреждения, которые стали развешивать информационные листки на дверях КПП (приложение 10 и 11).

Наше заявление было рассмотрено и нас сопроводили на второе КПП. На этом КПП установлены дезинфицирующие коврики, имелись дезинфицирующие средства, сотрудники были в масках и перчатках. Когда мы прошли через КПП и оказались с сотрудниками, которые несут службу на «казарменном положении», нам предложили измерить температуру электронными градусниками, но для этого нам пришлось снимать защитные костюмы прямо в присутствии этих сотрудников.

На сотрудниках были одеты защитные медицинские халаты, маски и перчатки и даже медицинские шапочки.

Заключенные, с которыми мы встречались, были обеспечены только защитными масками. Защитные халаты, бахилы, очки и перчатки отсутствовали.

Все заключенные, с которыми мы встречались, пояснили, что в учреждениях, где они содержатся, у них измеряется температура тела. Жалоб на работу медиков не было. В жилых отрядах и на производственной зоне установлены дезинфицирующие коврики. Дезинфицирующие средства имеются во всех помещениях. Сотрудники и медики учреждений реагируют на жалобы при наличии признаков вирусных заболеваний и всем обратившимся предоставляются противовирусные лекарства.

Мы считаем необходимыми отметить, что 3 мая 2020 года ИК-62 посещал заместитель начальника ГУФСИН России по Свердловской области В.Д. Горькин, после чего на сайте областного ГУФСИН появилось положительное информационное сообщение об этой командировке полковника http://www.66.fsin.su/news/detail.php?ELEMENT_ID=506322&fbclid=IwAR2FJwayFOTlPf9toqnRXV3tkKJPd49OH64Udt7fLZg_JkvUmIgYlEIFkT8. Однако, уже 8 мая мы смогли выявить грубые нарушения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в ФКУ ИК-62 ГУФСИН России по Свердловской области.

ВЫВОД:

На основе полученного материала мы пришли к выводу, что из-за отсутствия должного ведомственного и общественного контроля в некоторых учреждениях системы ГУФСИН администрация и сотрудники исправительных учреждений игнорируют требования региональных и ведомственных нормативно-правовых актов.

 

Приложение:

  1. Копия ответа начальника ФКУЗ МСЧ-66 ФСИН России А.П. Панькова;

2. Копия ответа начальника СИЗО-1 об отказе в предоставлении свидания с осужденным;

3. Фото вход на второе КПП ИК-46;

4. Фото вход на первое КПП ИК-3;

5. Фото вход на первое КПП ИК-3;

6. Фото вход на первое КПП ИК-62;

7. Фото вход в административный штаб ИК-62;

8. Фото сотрудник ИК-62 с нагрудным знаком — Морозов;

9. Фото сотрудник ИК-62;

10. Фото сотрудники ИК-62 наклеивают на внутреннюю дверь информационные листки;

11. Фото сотрудники ИК-62 наклеивают на внешнюю дверь информационные листки.

Аналитическая справка составлена 15 мая 2020 года.

Директор Ассоциации «Правовая основа»                                  А.В. Соколов

Юрист Ассоциации «Правовая основа»                                       Я.С. Гельмель

Специалист Ассоциации «Правовая основа»                              А. В. Закриева

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here