«Обыск, по сути, мало отличается от грабежа»

0
229
Фото: страница Ирины Славиной / Facebook

Правозащитники потребовали прекратить использовать обыски для запугивания общественников

Российские правозащитники объявили о начале кампании, призванной прекратить применение обысков как инструмента психологического и силового давления на активистов. Кампания инициирована в память о журналистке Ирине Славиной, совершившей акт самосожжения у здания МВД в Нижнем Новгороде.

Как говорится в заявлении, сейчас российский уголовно-процессуальный кодекс (УПК) содержит «лазейки», которые позволяют следователям проводить обыски и изъятия у свидетелей у гражданских активистов и людей, далеких от политики, причем делать это без санкции суда. В тех же случаях, когда следователи обращаются в суды, судьи все чаще не рассматривают целесообразность и обоснованность действий следствия, «штампуя» разрешения на следственные действия.

Сами следователи, по словам правозащитников, часто игнорируют требования УПК, не допускают на место проведения обысков адвокатов, не разъясняют обыскиваемым процессуальные права, а также приводят «своих» понятых из числа практикантов следственных органов.

«Сам обыск превратился в инструмент запугивания. Почти традиция — начинать ранним утром, иногда до 6 часов. Часто выносят или срезают входную дверь. У обыскиваемого и его родных изымают все компьютеры, все телефоны и носители данных — даже если расследуемое дело не имеет отношения к технике.

Бывает, что беспричинно изымают деньги и банковские карты, оставляя людей без средств к существованию, либо отбирая многолетние накопления.

Технику и деньги не возвращают годами, либо они вовсе пропадают в недрах следственных органов. Такой обыск, по сути, мало отличается от грабежа», — констатируют в обращении правозащитники.

При этом все чаще обыски с изъятиями стали проводить и у свидетелей, которые процессуально защищены еще меньше, чем обвиняемые и подозреваемые. Гражданские активисты считают, что эта практика должна прекратиться. «В УПК должны быть внесены изменения, препятствующие злоупотреблениям следователя. Судебный контроль за производством обысков из формальности следует превратить в работающий инструмент. „Обыски устрашения“ должны быть прекращены, иначе они сломают еще множество судеб», — говорится в письме.

Общественники предлагают представителям гражданского общества выработать пакет требований к власти по этому вопросу. По их мнению, это могло бы стать данью памяти Ирины Славиной и позволило бы устранить условия, породившие трагедию в Нижнем Новгороде. Под письмом подписались представители правозащитного центра «Мемориал», фонда «Общественный вердикт» (по решению Минюста организации принудительно включены в реестр организаций, исполняющих функции иностранных агентов — прим. ред.) и движения «Открытая Россия» (деятельность одноименной организации была признана нежелательной на территории РФ — прим. ред.).

Напомним, в пятницу 2 октября издатель и редактор интернет-издания KozaPress Ирина Славина совершила акт самосожжения перед зданием ГУ МВД по Нижегородской области. За несколько минут до гибели Славина оставила предсмертное сообщение на своей странице в Facebook: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». За несколько дней до трагедии дома у Славиной прошли обыски по уголовному делу против местного предпринимателя Михаила Иосилевича о сотрудничестве с «Открытой Россией».

Источник: znak.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here