Перевернутое правосудие

0
924

Никого из юристов, правозащитников не удивишь тем, что наше правосудие «немного кривобоко».

Совсем недавно кассационная инстанция дала надежду, что в спорах «гражданин-государство» дела будут рассматривать исходя из равенства сторон. Но, «недолго музыка играла»…

17 ноября я представляла интересы осужденной в кассационной инстанции в её споре с Исправительной колонией № 16. Истец оспаривала незаконное наложение на неё взыскания в виде водворения в ШИЗО на 5 суток,  в самый Новый Год, 31 декабря.

Истец не робкого десятка, и, точно зная, что нарушения она не совершала, уже на стадии дисциплинарного производства в колонии просила администрацию предоставить видеозапись, подтверждающее её местонахождение в другом месте.  Видеозапись колония не предоставила, нарушение вменили.

В суде администрация тактики не поменяла, а суды первой и апелляционной инстанций предпочли закрыть глаза на явное неравное отношение к осужденным. Доводы истца и его представителя, адвоката Романа Качанова,  во внимание не приняты, самое важное доказательство, подтверждающее невиновность истца, судом не запрошено.  Учитывая зависимое от администрации положение осужденной, суд обязан истребовать доказательства по ходатайству истца. Но суд эту обязанность проигнорировал.

Не была принята во внимание и соразмерность наказания вменяемому нарушению.

А ведь до этого у осужденной за предшествующих полгода были сплошные поощрения от администрации.

Причина такого отношения администрации была «вскрыта» на заседании суда первой инстанции — дело в том, что осужденная, с помощью руководителя «Правовой основы» Алексея Соколова, стала отстаивать своё право на надлежащую медицинскую помощь, и, буквально накануне, 24 декабря, подала иск на незаконные действия администрации.

заключенная Кристина Доля

Администрация колонии с ответом — дисциплинарным наказанием — не задержалась, и истица провела 5 суток в ШИЗО, которое ей обеспечили под Новый Год, 31 декабря 2019 г.

На мой взгляд, при рассмотрении дела, суд допустил явное нарушение права на судебную защиту, принципа равенства сторон, нарушил ст. ст. 19, 45, 46 Конституции РФ и ст. ст. 6, 13 Европейской Конвенции о правах человека и основных свобод.

Но кассационная инстанция, отказывая в удовлетворении жалобы осужденной, тоже предпочла отдать приоритет доводам администрации ИК и показаниям сотрудников колонии и осужденных, «приближенных» к администрации.

Отдельного внимания требует произвольное применение судами всех инстанций положений ст. 117 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, касающихся обязанности администрации исправительного учреждения перед применением мер дисциплинарного воздействия в виде водворения в ШИЗО провести медицинский осмотр и получить медицинское заключение о возможности нахождения в них осужденного по состоянию здоровья.

В случае с истцом, администрация сначала вынесла постановление о водворении её в ШИЗО, и когда истица уже была в ШИЗО, медработник оформил заключение о возможности нахождения её в ШИЗО.

Какой смысл в этой норме, если у медработника и выбора то нет, кроме как написать «противопоказаний для нахождения в ШИЗО нет»? Хотя медицинские противопоказания были, и эти доводы приводила сторона истца еще в первой инстанции.

Ни здравый смысл, ни логика в кассационной инстанции не возобладали.

Недоумение вызвало и то, что суд кассационной инстанции допустил к участию в деле представителя колонии, не имеющего юридического образования. Даже в апелляции ей разрешили просто присутствовать, без права выступать.

Такое вот перевернутое, теперь уже и в кассации, правосудие…

К сожалению, вышеописанная практика и тактика исправительных учреждений в отношении осужденных, встречается не первый раз, применяется повсеместно, понятно, что она служит для того, чтобы отбить у осужденных желание защищать свои права.

Остается надеяться, что эта практика будет переломлена.

Наталья Ермилова,
адвокат

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here