Важнейший этап в жизни страны

0
78

Как по России возят заключенных: исследование и карта

В России сложная тюремная география, которая часто предполагает перевозку подозреваемых, обвиняемых и осужденных на дальние расстояния. Во многом это связано с неравномерностью распределения по территории страны исправительных учреждений и с централизацией пенитенциарной системы. Мы посмотрели, что можно узнать о перемещении людей между учреждениями из документов, которые возникают в результате взаимодействия органов исполнительной власти и поставщиков услуг.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу, осужденный человек должен отбывать наказание _как можно ближе к месту жительства _и по возможности весь срок в одном учреждении, также по заявлению осужденного могут перевести в колонию по месту жительства близкого родственника. Для заключенных важно оставаться на связи с родными, в том числе иметь возможность увидеться с ними. Во время отбывания наказания родные помогают заключенным выжить в тюрьме, а после освобождения не попасть туда вновь. Однако в регионе проживания заключенного и его близких может не быть мест, не быть учреждения необходимого режима. В таком случае заключенного могут отправить в ближайший регион, где есть колония необходимого режима.

Этапировать уже осужденного из колонии или тюрьмы могут в том случае, если было заведено новое уголовное дело или открылись новые обстоятельства по старому — тогда осужденный может получить статус подозреваемого или свидетеля и его этапируют в СИЗО. Переводить в другое учреждение также могут в случае замены режима на более мягкий или более строгий. Например, за хорошее поведение из общего режима могут перевести в колонию-поселение, а за плохое — отправить в колонию строгого режима.

Бывшие осужденные рассказывают, что часто перевозят из одной колонии в другую тех, кто не соглашается подчиняться администрации

исправительного учреждения, пишет жалобы, и тех, кто провоцирует коллективное неповиновение заключенных сотрудникам.

Отдельным поводом для этапирования является перевозка заключенных в медицинские учреждения. У ФСИН своя система медицинского обслуживания и свои ведомственные больницы для заключенных. Не в каждом городе и даже не в каждом регионе есть больницы всех профилей, которые могут понадобиться, поэтому приходится везти в другие регионы. Это сложно организовать, а главное — долго. Согласно приказу Минздрава, например, в больницу имени Гааза в Санкт-Петербурге в отделения офтальмологии, отоларингологии и стоматологии направляют заключенных из большого списка регионов, в том числе отдаленных, например Ставропольского края. Конечно, региональные УФСИН стараются заключать контракты с гражданскими больницами, но на это не всегда хватает денег, поэтому приходится транспортировать заболевших заключенных на дальние расстояния.

На этапе люди могут находиться до нескольких месяцев. Бывает так, что их родственники и адвокаты не могут их найти.

Если вы напишите электронное письмо в СИЗО или колонию, то при отсутствии человека там вам просто ответят, что он «убыл», но не укажут, в какое учреждение и по какому маршруту его направят.

Если у заключенного не было возможности до этапа связаться с родными, то никто так и не сообщит им, куда его везут. Заключенных могут наказывать с помощью этапа, так как бытовые условия во время переезда выматывают, или прятать от родных и адвокатов в случае наличия каких-то травм или если они могут рассказать о неправомерных действиях сотрудников. Такое «исчезновение» заключенных на продолжительное время рассматривается международными правозащитными организациями как нарушение прав человека. Кроме того, во время этапирования заключенные часто лишены качественной медицинской помощи.

Перевозят заключенных в зависимости от расстояния на самолете, поезде или на специальных машинах. Железнодорожные и авиаперевозки ФСИН не может производить самостоятельно, поэтому заключаются контракты на оказание этих услуг. На портале госзакупок мы нашли государственные контракты на оказание услуг по осуществлению специальных железнодорожных перевозок, то есть плановую транспортировку заключенных в специальных вагонах. Приложения к этим контрактам содержат расчет стоимости услуг с маршрутами, их частотой и средней стоимостью. Так, в 2016 году осужденных планировалось перевозить по примерно 125 маршрутам, а к 2020-му количество маршрутов уже около 90. Институтом проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге подготовлена интерактивная карта плановых маршрутов перевозки заключенных в 2021 году.

Согласно планам перевозок, за 2020 год на транспортировку заключенных поездом планировалось потратить почти 372 млн рублей, за 11 месяцев 2021-го — 365 миллионов.

Стоимость контрактов в последние годы снижается. Так, в 2015 году она составляла 445 млн. Скорее всего, это связано с уменьшением количества заключенных с 671 тысячи в начале 2015 года до 478,7 тысячи в 2021-м, а также закрытием ряда удаленных учреждений ФСИН. К этим суммам не относятся перевозки на меньшие расстояния, на которые отдельные контракты заключаются уже не ФСИНом, а региональными управлениями по конвоированию.

Например, контракт по специальным железнодорожным перевозкам заключенных в Кировской области предполагает три регулярных маршрута между Кировом, станциями Яр и Верхнекамская. Есть также несколько контрактов о транспортировке самолетом, но это скорее исключение, чем правило. Например, самолетом перевозят калининградских заключенных.

Почему осужденных транспортируют для отбывания наказания далеко от дома?

Здесь все зависит от режима содержания, который назначен судом. Так, с очень высокой вероятностью не в свой регион поедет отбывать наказание

  • несовершеннолетний,
  • женщина,
  • осужденный с серьезными заболеваниями (например, туберкулез),
  • бывший сотрудник правоохранительных органов или суда,
  • заключенный, приговоренный судом к особому режиму, тюрьме или пожизненному сроку.

Колонии общего режима, строгого и колонии-поселения или участки колонии-поселения есть почти во всех регионах. Чаще всего приговаривают к общему или строгому режиму, поэтому бывает так, что в регионе проживания осужденного хоть и есть колония, но в ней не хватает мест. Кроме того, эти колонии разделяются на колонии для впервые осужденных (первоходов) и повторно осужденных (второходов).

И если в вашем регионе есть только одна колония общего режима для первоходов, а вы рецидивист, то вы, скорее всего, отправитесь отбывать наказание в другой регион.

Фото: PhotoXPress

Важно, что в одних регионах неоправданно много колоний, а в других их совсем мало. Например, в Свердловской области, согласно справочнику «ФСИН Атлас», находится 33 учреждения ФСИН. В этот регион везут осужденных со всей страны. В списке маршрутов на 2021 год шесть регулярных маршрутов до Екатеринбурга и еще несколько до городов Свердловской области. Причем отбывать туда наказание везут не только из близлежащих регионов, но также из Москвы и Волгограда. Неравномерность распределения мы можем увидеть и посмотрев на массовые режимы. Так, в Архангельской области всего две колонии общего режима на 1291 и 787 мест, а колоний строгого режима там пять на 4783 места и еще две особого режима. Здесь понятно, что в колонии строгого режима осужденных привозят из других регионов.

Если мы посмотрим на исправительные учреждения Тюменской области, мы увидим, что там есть несколько мужских колоний строгого и общего режима, воспитательная колония и колония-поселение. Однако, по словам родственников заключенных и правозащитников из Тюмени, помимо учреждений Тюменской области, из Тюмени отправляют отбывать наказание в Нижневартовск и Екатеринбург — эти плановые маршруты достаточно частые (88 и 33) за 11 месяцев 2021 года, также к ним добавляется Новый Уренгой, где находятся колонии особого режима и колонии для пожизненно осужденных. Самый частый из этих маршрутов в Нижневартовск — там находится ИК-15 общего режима, а также другие учреждения в соседних городах. Расстояние от Тюмени до Нижневартовска — больше 1000 км. Кого-то из осужденных отправляют туда по месту жительства, а кого-то потому, что в учреждениях самой Тюмени не хватает мест, так как там находятся люди из соседних регионов.

Основным поставщиком осужденных для других регионов является Москва,

так как там есть СИЗО, но нет исправительных учреждений. Осужденных из столицы отправляют чаще всего в близлежащие области в зависимости от режима содержания. Маршруты московских осужденных мы можем проследить и на примере политических дел. Например, Константин Котов , осужденный по «Московскому делу», отбывал наказание в колонии общего режима для впервые осужденных в городе Покров.

Группа поддержки Кости Котова (в центре), встретившая его после освобождения. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Другой осужденный по «Московскому делу» Эдуард Малышевский находился в московском СИЗО-2 Бутырка, а затем его отправили курское СИЗО.

Маршрут Москва — Курск — Благовещенск среди запланированных ФСИН на 2020 год очень частый — 66 раз.

Дальше осужденного отправили в колонию общего режима в селе Каркалай Удмуртской Республики, которое находится почти в 108 км от Ижевска. Ближайший к селу Каркалай крупный город — это Ижевск. Мы не знаем, по какому маршруту перевозили Эдуарда. По контрактам мы можем проследить предположительный путь. Маршрутов из Курска в Ижевск мы в контрактах не видим. Обычно в Ижевск везут по маршрутам: Волгоград — Ижевск; Саратов — Ижевск; Пермь — Екатеринбург — Ижевск. Исходя из существующих в контракте маршрутов, Эдуарда могли повезти следующим образом: сначала из Курска возвратить в Москву, затем отправить из Москвы в Екатеринбург и затем оттуда в Ижевск. Путь получается довольно длинным — около 32 часов, если не считать возможных остановок. Других более близких маршрутов построить по доступным данным госконтрактов не удалось. Если бы маршрут был прямым из Курска в Ижевск, это заняло бы 19 часов.

Между 2015 и 2021 годами регулярные маршруты в контрактах меняются, так как какие-то колонии закрывают, перепрофилируют, появляются новые учреждения. Закрываются удаленные колонии, снабжение которых требует больших затрат, а также колонии, которые больше не нужны из-за сокращения тюремного населения. Так,

число несовершеннолетних среди осужденных сократилось значительно: с 1700 в 2015-м до 946 на февраль 2021-го.

Число воспитательных колоний за это время уменьшилось в два раза: с 41 до 18.

Эти воспитательные колонии были либо закрыты, либо перепрофилированы. Так, воспитательную колонию в Димитровграде Ульяновской области в 2015 году перепрофилировали в колонию-поселение. Такие изменения могли повлиять и на структуру маршрутов перевозки заключенных.

Появление новых учреждений также меняет маршруты распределения заключенных. Так, в контрактах 2016–2018 годов планировалось два регулярных маршрута в Великие Луки из Пскова и из Санкт-Петербурга, так как в этом городе находится СИЗО и исправительная колония № 5 общего режима. В контрактах с 2019 по 2021 год мы уже не находим ни одного маршрута по этому направлению. Одной из причин сокращения маршрута могло быть введение в эксплуатацию в конце 2017 года СИЗО «Кресты-2», рассчитанного на 4 тысячи человек: теперь нет необходимости везти подозреваемых и обвиняемых из Санкт-Петербурга в СИЗО Псковской области.

Фото: PhotoXPress

Иногда формально уникальные маршруты оказываются на самом деле довольно близкими, они содержат одни и те же пункты и иногда проходят через какие-то остановки дважды. Например, Кемерово — Новокузнецк — Мариинск, Кемерово — Новокузнецк — Мариинск — Кемерово и Кемерово — Мариинск — Новокузнецк — Таштагол. Для контрактов 2017–2019 годов характерно, что планы одного года разбиты на два периода: заключается контракт на первые 10 месяцев, а затем на остаток года. Контракты на два зимних месяца часто содержат маршруты, отличающиеся от остального года. Эти отличия незначительны для географии перевозок, но могут указывать на уточнение планов ФСИН.

Отметим, что рассмотренные нами маршруты и их частота являются плановыми и не могут показать нам точно, сколько людей и в каких направлениях было перевезено. Чуть больше информации исследователям и правозащитникам сможет дать детальное изучение дополнительных соглашений, сводных актов и других документов, подписываемых сторонами как в процессе, так и после исполнения всех обязательств по контракту.

Ксения Рунова , социолог, Анна Булина, экономист — младшие научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете

Ксения Рунова и Анна Булина

Источник: Новая Газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here