Анализ судебной и административной практики по недопуску адвокатов, юристов и представителей НКО на свидания с осужденными для оказания им юридической помощи во время пандемии

0
658

С начала введения особых условий в Российской Федерации, связанных с коронавирусной инфекцией Главным государственным санитарным врачом ФСИН России А.А. Галкиным были вынесены различные постановления, направленные на недопущение распространения COVID-19 в исправительных учреждениях и в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции среди подозреваемых, обвиняемых, осужденных и работников уголовно-исправительной системы.

Данными постановлениями был ограничен допуск адвокатов и иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, заключенным для оказания им юридической помощи.

В соответствии со статьей 56 Конституции РФ, в условиях чрезвычайного положения не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, право на получение квалифицированной юридической помощи не может быть ограничено, тем более на уровне ведомственного правового акта.

А постановления Главного государственного санитарного врача ФСИН России А.А. Галкина, устанавливающее ограничения на допуск адвокатов и иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с заключенными для оказания им юридической помощи было принято, направлено во все учреждения уголовно-исправительной системы и использовалось для незаконного отказа адвокатам и иным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, во встрече с заключенными.

Безусловно, это полнейшее безобразие, т.к. недопуски к заключенным адвокатов и правозащитников заведомо незаконны и грубо нарушают конституционные права человека: на квалифицированную юридическую помощь, право на судебную защиту и право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Кроме этого, этим постановлением нарушались профессиональные права адвоката, закреплённые в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В начале апреля 2020 года, после многочисленных жалоб со стороны адвокатов по нарушению их профессиональной деятельности со стороны сотрудников ФСИН, была созвана комиссия по защите прав адвокатов. Комиссия выработала рекомендации о принятии мер по предупреждению нарушений профессиональных прав адвокатов в условиях действия особых правовых режимов, установленных в связи с распространением новой коронавирусной инфекции.

Данные рекомендации от имени Гильдии Российских адвокатов были направлены руководителям органов государственной власти с предложениями, направленными на предотвращение нарушений профессиональных прав адвокатов в связи с распространением новой коронавирусной инфекции,  предотвращение ее дальнейшего распространения и ее негативных последствий.

И уже 24 апреля 2020 Главный государственный санитарный врач ФСИН России А.А. Галкин выносит новое постановление №345, которым снимается ограничения на посещение учреждений адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Этим же постановлением устанавливалась процедура проведения свидания при соблюдении санитарных мер, т.е. обязательное наличие во время свидания индивидуальных средств защиты: санитарные костюмы, маски, очки, перчатки, бахилы и шапочки.

Однако, на местах администрация исправительных учреждений и следственных изоляторов продолжала отказывать адвокатам и иным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, в предоставлении свидания с заключенными.

При этом, сотрудники ФСИН при отказе адвокатам и правозащитникам во встрече с заключенными ссылались на старые постановления санитарного врача ФСИН А. Галкина.

Так было в Иркутской колонии №15, где после «бунта» в 2020 году, адвокатов и правозащитников не пускали к заключенным для оказания им юридической помощи. Администрация следственного изолятора при отказе во встрече с заключенными ссылалась на постановления главного санитарного врача ФСИН России от 16 марта 2020 года и главного санитарного врача ФКУЗ МЧС-38 ФСИН России от 18 марта 2020 года, а также предостережение прокуратуры Иркутской области от 6 апреля 2020 года. Региональный ФСИН не признала недопуск адвокатов незаконным, указав, что на официальном сайте размещена информация о недопуске в связи с пандемией. В сложившеюся ситуацию вмешалась адвокатская палата Иркутской области и проблема с недопуском была устранена.

В лечебно-исправительном учреждении №21 УФСИН по Республике Мордовия несколько раз не пустили адвоката Романа Качанова к тяжелобольному осужденному. На незаконные действия администрации ЛПУ-21 по Республике Мордовии адвокат подал жалобу в суд. В судебном заседании представители колонии в обосновании свих действий, также ссылались на старое постановление главного санитарного врача ФСИН России А. Галкина, которое было изменено и пункт, ограничивающий права адвокатов и заключенных, был отменен Адвокату Роману Качанову удалось в суде первой и апелляционной инстанций доказать абсурдность и незаконность действий представителей ЛИУ-21 и УФСИН России по Республике Мордовия.

Не всегда обращения в ведомственные и надзорные органы за помощью по решению такой серьёзной проблемы, как недопуск правозащитников на свидания с заключенными и нарушение конституционных прав заключенных на получение квалифицированной юридической помощи приносит положительный эффект.

В Свердловской области представителей правозащитной организации, не допустили в ряд исправительных учреждений, где был объявлен карантин, в связи с заносом коронавирусной инфекции. Карантин объявлен ведомственным правовым актом, который не может ограничивать конституционные права граждан.

 

Правозащитники обратились с жалобой в областной ГУФСИН и прокуратуру и просили признать действия администраций исправительных учреждений незаконными, т.к. нарушались конституционные права заключенных. Прокуратура и ГУФСИН проверку по жалобам провела и не установила нарушений. В своих ответах государственные органы ссылались на ведомственный правовой акт, которым вводились ограничения на посещения учреждений.

А вот в судебном заседании, где рассматривалась жалоба правозащитников на этот ведомственный правовой акт, судом было установлено, что «…данные предписания должностных лиц ФКУЗ МСЧ-66 ФСИН России не противоречат требованиям Постановления Главного государственного санитарного врача ФСИН России А. А. Галкина от 30.04.2020 №345 и не устанавливают каких-либо запретов или ограничений на предоставление свидания для оказания юридической помощи…».

К сожалению, не всегда адвокаты и иные лица, имеющие право на оказание юридической помощи, оспаривают такие грубые нарушения своих прав и прав своего доверителя. Имеются в практике случаи, когда представитель заключенного, которого не допустили на свидание, сначала подает иск в суд, а потом от него отказывается. При этом, совершенно не понятны причины отказа от иска, да и сам представитель заключенного не комментирует свои действия. Возможно, со стороны администрации колонии произошла какая-то уступка в режиме содержания заключенного, после чего и произошел отказ от исковых требований.

Стоит отметить, что ещё в 2014 году Верховный Суд РФ (№АКПИ14-472) признал абзац второй пункта 119 Порядка организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. № 640/190, в части установления правового регулирования свиданий в больными, отбывающими наказание в местах лишения свободы и заключенными под стражу, с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, незаконным и недействующим.

Абзац второй пункта 119 указанного Порядка как-раз предусматривал, что «Допускается временное непредоставление свиданий и запрещение посещений больного иными лицами при карантине, по другим санитарно-эпидемическим основаниям, а также если посещение больного может привести к ухудшению его здоровья или представлять угрозу его жизни и здоровью окружающих (в т.ч. прибывших для посещения). Такое решение принимает начальник больницы по письменному заключению лечащего врача и начальника отделения».

Кроме этого, в 2019 году, администрация ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области не допускала адвоката к своему подзащитному ссылаясь на карантин в исправительном учреждении. Адвокат, пройдя различные судебные тяжбы, доказала, что карантин – не препятствие для ограничения в профессиональной деятельности адвоката.

При проведении анализа судебной и административной практики по недопуску адвокатов, юристов и представителей НКО на свидания с осужденными для оказания им юридической помощи во время пандемии был установлен случай, когда адвокат для участия в судебном заседании, назначенном в другом городе, прилетела на самолете, но не смогла покинуть аэропорт, т.к. её обязали пройти двухнедельный карантин или покупать новый билет на самолет и лететь обратно. Адвокат выбрала последний вариант.

После этого Министерство юстиции России направила губернаторам письмо об обеспечении возможности беспрепятственного передвижения адвокатов, прибывших из других субъектов Российской Федерации в целях исполнения ими профессиональных обязанностей. Если адвокат прибыл для оказания квалифицированной юридической помощи, он не должен проходить установленный в регионе двухнедельный карантин. Для того, чтобы избежать обсерватора, адвокату достаточно будет предъявить адвокатское удостоверение.

Однако, в отдельных регионах России права адвокатов продолжали нарушать в государственных учреждениях и судебных органах.

Яна Гельмель,
юрист Ассоциации «Правовая основа»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here