Мемориал

0
200

Экспедиция, в которой мне довелось принять участие, была организована обществом «Уральский Мемориал» и имела целью посещение памятных мест Томска и Томской области, связанных с историей большевистских репрессий, чтобы рассказать о происходивших там событиях как можно более широкому кругу наших сограждан. Поскольку большинство современного населения, включая даже тех, кто живёт в местах страшных трагедий, попросту вообще ничего о них не знает.

Экспедиция эта дважды откладывалась. Первый раз осенью прошлого года из-за «антивирусных ограничений», второй раз – этой весной, по причине болезни и смерти председателя общества Анны Пастуховой. Теперь её мечта осуществилась, правда, уже без её участия.

Некоторые из вас зададут вопрос: зачем всё это нужно? Всё это, вроде бы, было уже давно и незачем ворошить неприятное прошлое. Лучше уж рассказывать про «самый вкусный в мире пломбир» (и такие мнения мы все слышим и читаем постоянно)…

Ответ до оскомины банален: чтобы избежать повторения. Ну или хотя бы всеми силами постараться. Когда-то, во времена «перестройки» и последовавшего за ней десятилетия свободы, большинству из нас казалось, что подобное просто в принципе уже не может повториться. Но вот сегодня, в начале третьего десятилетия ХХI века, мы снова на самом пороге…

Прежде, чем я продолжу рассказ о поездке, считаю необходимым предварить его важным вступлением. Поскольку очень многие наши сограждане имеют представление об организациях Мемориала лишь по официальной версии, распространяемой оплачиваемыми государством СМИ. А она, как и всё, что ими сообщается, весьма далека от истины.

Общество «Мемориал», у истоков которого стояли такие знаковые фигуры как Андрей Сахаров и Сергей Ковалёв, изначально ставило перед собой две основных задачи: возрождение памяти о терроре и правовая защита граждан от произвола власти. Изучение и распространение сведений об истории репрессий, восстановление имён жертв государственного террора, помощь родственникам и потомкам в поисках сведений об их безвестно сгинувших родных и близких, а по возможности – установление мест их захоронения, обустройство мемориальных объектов на местах массовых могильников, расстрелов, пыток, рабского непосильного труда и поселений миллионов граждан «первой в мире страны советов», публикация собранных сведений, включая составление многотомных «Книг памяти» — вот основные направления деятельности многочисленных общественных организаций Мемориала, создававшихся в конце 80-х – начале 90-х по всему бывшему «союзу».

Общество, объединившее людей, стремящихся к сохранению памяти о страшном терроре и никогда не имевшее никакой вертикальной подчинённости, очень быстро стало международным, поскольку от репрессий существенно пострадали также граждане оккупированных стран (в частности, члены Литовского правительства были расстреляны в Свердловске, и, вероятнее всего, захоронены на 12-м километре Московского тракта в огромном массовом захоронении, где только по раскрытым данным архивов погребены более 22 тысяч жертв террора, и этот список определённо далеко не полон). Сотрудничество с зарубежными коллегами и иными некоммерческими структурами велось весьма активно и продуктивно.

Первоначально движение получило режим максимального благоприятствования со стороны государства, на работу НКО выделялись определённые, хотя и довольно скромные, средства из бюджета, и даже КГБ с готовностью шёл на сотрудничество и помогал восстанавливать имена и биографии репрессированных по данным из своих архивов.

Мемориал никогда не ставил перед собой никаких политических задач, не выдвигал политических лозунгов и не касался политики в своей деятельности. Сотрудничество с партнёрами из других стран осуществлялось строго в рамках уставной деятельности. А финансирование иностранными неправительственными организациями некоторых мемориальских проектов по изучению истории репрессий и изданию книг по этой теме было вызвано прекращением выделения и без того копеечных сумм государством и никак не противоречило действовавшему законодательству.

Однако смена парадигмы действующей власти существенно изменила статус, а с ним и общественное положение Мемориала. Деятельность Мемориала вдруг на государственном уровне оказалась признана ПОЛИТИЧЕСКОЙ! То есть действующая власть тем самым определила тему большевистских, и в частности – сталинских, репрессий не как ИСТОРИЧЕСКУЮ, имеющую статус ПРОШЛОГО, а как вполне современную, признавая её действующим фактором сегодняшней жизни страны.

Ну и, как водится – чем дальше в лес, тем толще партизаны. На Мемориал обрушился зловонный поток клеветы и самых нелепых обвинений, которым власть даже не пыталась придать вид хотя бы минимального правдоподобия. Способ представить Мемориал «врагами России» оказался насколько идиотским, настолько и, к удивлению, эффективным. Согласно принятому властью абсолютно антиконституционному «закону об иностранных агентах» подавляющее число мемориальских обществ страны за сотрудничество с иностранными коллегами получили эту наклейку, как известно, действующую на большинство населения как метка прокажённого. Причём даже суд, известный ныне как неприкрытый инструмент подавления всякой оппозиционности, дважды (!) отклонял присвоение Екатеринбургскому Мемориалу этого статуса, но тем не менее в 2015 году областной минюст, игнорируя эти решения, внёс организацию в этот список. Так же поступили власти и в большинстве других регионов. «Иностранным агентом» объявлен даже Международный Мемориал. Затем, как и следовало ожидать, последовала целая череда запретов – резко ужесточено получение разрешений на проведение публичных мероприятий (ау, конституция!), запрещена работа в учебных заведениях, просветительская деятельность, и тд, и тп… С момента маркировки Мемориала клеймом «иностранного агента» организации предписано предъявлять его повсюду, включая публикации в сети. За отсутствие указания – огромные штрафы, даже в тех случаях, когда роскомпозор попросту «не разглядел» его или когда о Мемориале написали СМИ, не имеющие к нему прямого отношения, но не указавшие при публикации его «иностранного агентства». В связи с созданием «министерства правды» во главе с «доктором» мединским следует ожидать дальнейшего обучения граждан «правильной истории», а значит – и новых наездов на мемориальские организации по всей стране.

Вся подобная политика в отношении Мемориала явно свидетельствует о стремлении властей окончательно удушить движение. Правда о репрессиях и правовая защита граждан, оказавшихся под прессом российского «правосудия» всего лишь за высказывание своего мнения (опять где-то была конституция…) представляются государству «разрушительными». Что, в общем, прекрасно и очень наглядно характеризует сущность действующей власти.

Мемориальские организации, конечно, не имеют возможности противостоять мощной кампании лжи и клеветы, развязанной против них щедро проплачиваемыми СМями по поручению действующей власти. Деятельность их сегодня крайне затруднена, а выход на публику – жёстко ограничен. И экспедиция в Томск и Томскую область, в которой я принял участие, в очередной раз со всей очевидностью продемонстрировала причины такого отношения государства к теме большевистского террора.

Источник: Андрейс Аболс

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here