ВС поддержал заключенного, добивающегося взыскания с ИК компенсации морального вреда

0
140
Фотобанк Лори

Суд не согласился с нижестоящими инстанциями, которые отказали в компенсации, посчитав, что необеспечение заключенного теплой одеждой не является безусловной и единственной причиной его болезней

По мнению одного адвоката, нарушение требований о материальном обеспечении, без всякого сомнения, непосредственно затрагивает соответствующие государственные гарантии и причиняет заключенному моральные страдания. Другой полагает, что подход ВС может быть применен и ко многим другим делам, рассматриваемым судами по жалобам граждан, не обязательно находящихся в заключении.

Верховный Суд опубликовал Кассационное определение от 18 августа по делу № 8-КАД21-11-К9 о взыскании с исправительной колонии компенсации морального вреда в пользу заключенного, лишенного положенных ему вещевого довольствия и постельного белья.

В октябре 2010 г. Дмитрий Васильев был приговорен к 12 годам лишения свободы, с апреля 2011 г. он отбывает наказание в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Хабаровскому краю. В 2019 г. заключенный обратился в суд с административным исковым заявлением к колонии, в котором указал на нарушение его права на обеспечение вещевым довольствием и постельными принадлежностями по нормам, установленным Приказом Минюста России от 3 декабря 2013 г. № 216, и просил присудить ему компенсацию морального вреда в размере 500 тыс. руб.

В обоснование своих требований Дмитрий Васильев сослался на то, что вступившим в законную силу судебным актом от 18 ноября 2016 г. уже признавалось нарушенным его право на получение вещевого довольствия за период 2013–2016 гг. Тогда суд обязал ИК-5 обеспечить мужчину вещевым довольствием в соответствии с нормами, установленными приказом Минюста, однако пенитенциарное учреждение не обеспечило ему надлежащие условия содержания. Административный истец также отмечал, что именно из-за отсутствия положенных ему предметов он приобрел ряд заболеваний.

Суд удовлетворил иск частично, признав нарушенным право Дмитрия Васильева на обеспечение вещевым довольствием и постельными принадлежностями, на ИК была возложена обязанность обеспечить заключенного соответствующими вещами. В удовлетворении требований о компенсации морального вреда было отказано. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции.

Суды сочли, что на момент рассмотрения дела заключенный не был обеспечен полагающимися ему одеждой и бельем, включая постельное, что свидетельствует о нарушении его права на обеспечение такими предметами. Отказывая в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, все три инстанции сослались на недоказанность истцом причинения ему такого вреда, поскольку недостаточное обеспечение сезонной одеждой не является безусловной и единственной причиной его болезней. Таким образом, суды не выявили причинно-следственной связи между допущенными нарушениями со стороны администрации исправительного учреждения и негативными последствиями, которые возникли у осужденного.
В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Дмитрий Васильев просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по административным делам ВС РФ со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколов к ней» и практику ЕСПЧ напомнила, что при разрешении требований о компенсации морального вреда судам необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда. Их нужно соотнести с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

ВС счел, что такая оценка судами не была дана, а вывод о том, что недостаточное обеспечение сезонной одеждой не является безусловной и единственной причиной болезней административного истца, не подтвержден доказательствами. «Как следует из объяснений Дмитрия Васильева, настаивая на требовании о компенсации морального вреда, он ссылается на то, что длительное время претерпевал физические и нравственные страдания, испытывал унижение, поскольку в сравнении с другими осужденными не был обеспечен теплой одеждой и постельными принадлежностями в зимний период, что явилось причиной возникновения простудных заболеваний, факт которых подтверждается его медицинской картой; указывает, что к нему применялись меры дисциплинарных взысканий в виде выговоров и водворений в штрафной изолятор за нарушение формы одежды установленного образца, за антисанитарные условия спального места, хотя такие нарушения были обусловлены отсутствием надлежащего обеспечения вещевым довольствием и спальными принадлежностями», – отмечено в определении.

В связи с этим, как подчеркнул Верховный Суд, вывод нижестоящих инстанций об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требования о компенсации морального вреда не соответствует фактическим обстоятельствам и не согласуется с нормами материального права с учетом позиций ВС РФ и ЕСПЧ. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов в части отказа в присуждении компенсации морального вреда и вернул дело в этой части в первую инстанцию.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский с сожалением отметил, что рассматриваемое дело весьма типично, так как суды очень неохотно взыскивают с государственных органов моральный вред, несмотря на явные и преднамеренные нарушения ими прав граждан. «При этом они руководствуются устоявшимися стандартными подходами, провозглашенными Пленумом Верховного Суда РФ, о порядке взыскания и установления морального вреда и взыскивают его только в случае причинения вреда здоровью», – отметил он.

По словам эксперта, примененный подход Верховного Суда в этом деле ориентирует практику на совсем иной путь доказывания и оценки очевидного. «Логика ВС РФ такова: уж если суды установили факт нарушения администрацией прав осужденного, если не опровергнута взаимосвязь между этими нарушениями со стороны администрации и наложенными администрацией на него взысканиями; администрация не опровергла взаимосвязь между его заболеваниями и необеспечением его теплой одеждой и постельным бельем, то суды обязаны это оценивать по смыслу ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а поэтому возместить полученные им страдания в денежной форме», – считает адвокат.

Владислав Лапинский добавил, что такой подход может быть применен и ко многим другим делам, рассматриваемым судами по жалобам граждан, не обязательно находящихся в заключении. «Например, адвокатское сообщество давно обсуждает, как бороться с многочасовыми задержками начала судебных заседаний. Разве адвокаты и их доверители не испытывают нравственные страдания и ущемление своего достоинства длительным нахождением в коридорах суда из-за плохой организации работы судов? Необходимо отметить, что подход, предлагаемый в кассационном определении ВС, несомненно, правомочен, так как доказательно опровергать аргументы заявителя должны были именно административные органы, а нижестоящие суды обязанности доказывания неправомочно возложили на заявителя», – отметил он.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич полагает, что кассационное определение ВС свидетельствует об усилении функций кассационного суда в формировании судебной практики: «В последнее время все чаще именно позиция кассационной инстанции способствует исправлению ошибок нижестоящих судов по ряду вопросов, до сих пор вызывавших различное толкование, что вело к нарушению принципа единообразия применения действующего законодательства».

По словам эксперта, право на материальное обеспечение гарантировано заключенному действующим законодательством, при этом минимальные требования обусловлены необходимостью соблюдения прав человека и призваны гарантировать не только достойные условия существования человека в условиях изоляции от общества, но и должны служить целям исправления. «Поэтому нарушение предъявляемых требований о материальном обеспечении, без всякого сомнения, непосредственно затрагивает государственные гарантии и причиняет заключенному моральные страдания. Утверждать обратное неверно, так как все равны перед законом и вправе рассчитывать на безусловное соблюдение гарантий, обеспеченных государством путем принятия нормативов, устанавливаемых различного уровня НПА», – убежден Дмитрий Хомич.

Источник: advgazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here