Законодательство не запрещает переписку между содержащимся в одном исправительном учреждении осужденными, в том числе «смертниками». К такому выводу пришел Верховный суд России.

0
160

В спорной ситуации оказался Алексей Кабанов, приговоренный к пожизненному лишению свободы и отбывающий наказание в исправительной колонии особого режима № 6 Хабаровского края (именуемой «Снежинкой»). В течение восьми месяцев он переписывался с другим заключенным, находящимся в той же колонии. В установленном порядке «вертухаи» осуществляли цензуру отправляемых писем. Но внезапно администрация исправительного учреждения пресекла письменное общение.

Обжалуя такое решение, Алексей Кабанов ссылался на гарантированное Уголовно-исправительным кодексом РФ право всех осужденных получать и отправлять за счет собственных средств письма, почтовые карточки и телеграммы без ограничения их количества. В свою очередь, руководство колонии указывало, что согласно утвержденным Министерством юстиции РФ Правилам внутреннего распорядка, переписка между содержащимися в разных исправительных учреждениях осужденными осуществляется только с разрешения администрации. Следовательно, внутренняя переписка законом не предусмотрена.

Служители Фемиды пришли к выводу, что установленные ограничения, в том числе цензура переписки, обусловлены необходимостью обеспечить безопасность и исключить возможные противоправные действий со стороны заключенных. Право принятия администрацией решения об удовлетворении заявления либо об отказе не предполагает произвольного правоприменения – необоснованного (немотивированного) отказа. В деле Алексея Кабанова такие основания отсутствуют. «Доказательств того, что и дальнейшая переписка влекла какую-либо угрозу общественным отношениям, нарушала работу исправительного учреждения и прочее, представлено не было», – заключил районный суд, признавая отказ в переписке незаконным.

В свою очередь, апелляционная инстанция поддержала возражения руководства колонии, в том числе основанные на ведомственной инструкции с грифом ДСП («для служебного пользования»). Она предписывала «вертухаям» не допускать связь между находящимися в разных камерах заключенными. Такое ограничение является элементом особого режима с целью изоляции осужденных к пожизненному лишению свободы и обеспечения безопасности. «Переписка осужденных, отбывающих наказание в одном исправительном учреждении, законом не определена. Администрация действовала в рамках своих должностных обязанностей, закона и подзаконных нормативно-правовых актах, нарушений прав и законных интересов осужденного административным ответчиком не допущено», – отмечается в определении республиканского суда. К такому же выводу пришла и кассационная коллегия.

Иначе спорный вопрос оценил Верховный суд России. Высшая инстанция констатировала, что законодательство не содержит запрет на переписку между содержащимся в одном исправительном учреждении осужденными, в том числе приговоренными к пожизненному лишению свободы. Тогда как оспариваемое решение администрации основано исключительно на ошибочном усмотрении начальника исправительного учреждения. «Ответчиком не представлены доказательства, подтверждающие, что запрет осуществления переписки вызван целью обеспечения безопасности, предотвращения возможного планирования новых преступлений либо вовлечения в их совершение других лиц. Администрация в рамках цензуры корреспонденции не лишена возможности установить истинную цель переписки осужденных, находящихся в одном исправительном учреждении», – заключила высшая инстанция. Принятое в пользу Алексея Кабанова решение районного суда было признанно законным и обоснованным, а определения апелляционной и кассационной коллегий – отменены.

Отметим, что практика рассмотрения таких споров остается противоречивой. Так, отклоняя иск заключенного той же «Снежинки» Романа Чернышёва, Хабаровский краевой суд пришел к выводу, что переписка находящихся в одном исправительном учреждении осужденных законом не предусмотрена. Тогда как Пятый кассационный суд, рассмотрев жалобу Мансура Ражаева, не усмотрел таких ограничений. При пересмотре дела районный суд удовлетворил иск осужденного к пожизненному лишению свободы и признал запрет на переписку незаконным.

Справка

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в 7 исправительных колониях особого режима отбывают наказание 1955 осужденных к пожизненному лишению свободы, в том числе приговоренных к смертной казни и помилованных.

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2020 году к пожизненному лишению свободы было приговорено 66 человек.

Источник: legalpress.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here