ЕСПЧ: отбывающие пожизненное заключение вправе звонить близким

0
326

Ограничения в исправительных колониях особого режима непропорциональны и нарушают права осужденных на семейную жизнь. К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Действующий Уголовно-исполнительный кодекс РФ предоставляет заключенным право как минимум на шесть телефонных разговоров в год продолжительностью не более 15 минут. Однако осужденным к пожизненному лишению свободы и находящимся в строгих условиях отбывания наказания разрешается поговорить с родственниками лишь в исключительных личных обстоятельствах. Ведомственные правила внутреннего распорядка признают таковыми смерть или серьезное заболевание близких, стихийные бедствия и другие ситуации.

Жалобу в Страсбург подал Данил Данилевич, осужденный к пожизненному лишению свободы и направленный в колонию «Вологодский пятак». Испрашивая телефонный разговор с оставшимися в Набережных Челнах супругой и тетей, заключенный указывал на отсутствие у них финансовой возможности посещать его лично – приезжать более чем за тысячу километров. Но администрация отклонила это ходатайство, а суды подтвердили законность такого отказа. После перевода Данила Данилевича в колонию «Черный дельфин» (исправительное учреждение № 6 Оренбургской области) ему разрешали совершать порой несколько телефонных звонков в течение года. Вместе с тем заявитель настаивал на нарушение гарантированного Европейской конвенцией права на уважение его частной и семейной жизни. «Запрет на телефонные разговоры с семьей, в частности, с единственным ребенком, тетей и женой, серьезно затруднил контакты с ними. В течение многих лет я не мог общаться со своим сыном, который был слишком молод для письменной корреспонденции», – заявил Данил Данилевич.

Отрицая нарушение прав осужденного, представители Министерства юстиции РФ указывали на предоставленную ему неограниченную возможность вести переписку с родственниками. Тогда как спорный запрет на телефонные разговоры отбывающих срок в особых условиях введен в педагогических целях.

ЕСПЧ пришел к выводу, что сама по себе Европейская конвенция «не гарантирует заключенным права звонить по телефону, особенно при наличии адекватных возможностей для письменной корреспонденции». Однако страсбургские служители Фемиды усмотрели особенность сложившейся ситуации, в том числе невозможность Данила Данилевича поддерживать контакты с близкими в связи с удаленностью их нахождения и малым возрастом ребенка. «Очень строгий характер соответствующего режима не позволял заключенным, отбывающим пожизненное заключение, поддерживать контакты со своими семьями и, таким образом, серьезно затруднял их социальную реинтеграцию и реабилитацию вместо того, чтобы способствовать этому», – отмечается в решении ЕСПЧ.

Также ЕСПЧ напомнил, что согласно Меморандуму Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, «возможность звонить по телефону должна быть широко доступна для заключенных, приговоренных к длительным и пожизненным срокам». Кроме того, в утвержденной Правительством России Концепции развития уголовно-исполнительной системы на период до 2030 года признаются негативные последствия потери заключенными социальных связей. Наряду с другими факторами они ведут к рецидиву. В целях гуманизации условий содержания в пенитенциарных учреждениях Концепция предусматривает в том числе увеличение количества разрешенных телефонных разговоров между осужденными и их родственниками.

«В свете вышеизложенного суд приходит к выводу, что ограничения на телефонные разговоры для заявителя как пожизненно заключенного строгого режима не были «необходимыми в демократическом обществе» и равносильны несоразмерному вмешательству в его право на уважение его прав, личную и семейную жизнь», – заключил ЕСПЧ, удовлетворяя жалобу Данила Данилевича. В качестве компенсации причиненного ему морального вреда государство обязано выплатить 3,4 тысячи евро.

Отметим, что Конституционный суд России неоднократно подтверждал легитимность запрета на телефонные разговоры приговоренных к пожизненному лишению свободы. «Ограничение прав осужденных предусмотрено, исходя из требований индивидуализации наказания и дифференциации условий его отбывания, то есть принято федеральным законодателем в пределах его компетенции», – отмечается в определении высшей инстанции.

Отрицательные решения принимались и по жалобам заключенных на действия администрации исправительных учреждений. «В отсутствие указания на конкретные исключительные личные обстоятельства основания для удовлетворения заявления лица, отбывающего наказание в строгих условиях, о предоставлении телефонных переговоров, отсутствуют», – заключил Верховный суд Республики Коми, отклоняя иск Дениса Корчина.

Справка

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в семи исправительных колониях особого режима отбывают наказание 1955 осужденных к пожизненному лишению свободы, в том числе приговоренных к смертной казни и помилованных.

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2020 году к пожизненному лишению свободы было приговорено 66 человек.

Источник: legalpress.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here