«Игра не по правилам…»

0
634

Ещё в сентябре 2020 года начальник тавдинской колонии отказал мне в предоставлении свидания с заключенными на основании отсутствия у меня документа об образовании. И даже резолюцию поставил на моем заявлении.

Я подал административный иск в суд, т.к. решение должностного лица по отказу мне в свидании незаконно. Причем, Конституционный Суд РФ ранее уже выразил свою позицию по данному вопросу — законоположения не устанавливают каких-либо требований к уровню образования лица, имеющего право на оказание юридической помощи.

В судебном заседании правовая позиция начальника колонии резко поменялась и он заявил суду, что отказал мне в свидании на основании отсутствия волеизъявления осужденных на встречу со мной. И в доказательство предъявил показания одного осужденного, который подтвердил суду, что встречаться со мной не хотел и в дальнейшем отказывается от юридической помощи.

Бедный заключенный! Он выглядел таким запуганным и беспомощным, но ему все равно пришлось ответить на мои вопросы, т.к. этот заключенный был привлечен мною в качестве заинтересованного лица и он подтвердил, что готов был выдать мне доверенность, а в день, когда в колонию прибыл Соколов, ему не сообщили о моем прибытии и никто из администрации ИК-19 его волеизъявление на встречу со мной не выяснял. Именно эти показания занесла секретарь в протокол судебного заседания.

Несмотря на показания заключенного суд первой инстанции, отказывая мне в удовлетворении заявленных требований, указал в своем решении: «отсутствуют данные о волеизъявлении осужденных на встречу с Соколовым, и не предоставление Соколовым документа о наличии юридического образования«.

В суде апелляционной инстанции, в части отсутствия образования, я также ссылался на правовую позицию Конституционного Суда РФ, а в части отсутствия волеизъявления осужденных, я указал на конкретную страницу протокола судебного заседания, где записано, что на вопрос административного истца: «сотрудники спрашивали Ваше волеизъявление о встрече со мной«, заинтересованное лицо четко ответил: «Нет«.

Более того, в апеллционной инстанции участвовал посредством ВКС другой осужденный и он тоже подтвердил суду, что его волеизъявление на встречу с Соколовым никто не выяснял.

Ну вот, вроде и попались, и начальник колонии, и суд первой инстанции, которые неправильно применили нормы закона и не верно истолковали обстоятельства по делу, но?!

Судебная коллегия Свердловского областного суда изучив апелляционную жалобу отказала мне в удовлетворении, подтвердив выводы суда первой инстанции: нет высшего юридического образования у Соколова и отсутствуют данные о волеизъявлении осужденных на встречу с Соколовым, поэтому в свидании отказано ЗАКОННО.

И опять, уже вторая судебная инстанция проигнорировала мнение осужденных.

Я пошел в кассацию, а один сужденный дополнительно направил свой отзыв на мою жалобу, в котором подтвердил, что волеизъявление на встречу с Соколовым у него никто из сотрудников ИК-19 не спрашивал.

Судебная коллегия Седьмого кассационного суда также внимательно высшушав мои доводы, основанные на законе и установленных в нижестоящих судах обстоятельствах, не захотела пресекать судебный произвол и поддержала позицию суда первой и апелляционной инстанции.

Алексей Соколов

Иногда адвокаты или юристы заявляют, что у суда или исполнительной власти есть свои внутренние законы, кодексы или правила, которые не доступны простым смертным, и я реально убедился в этом — такие кодексы или правила существуют.

И все же, я подал кассационную жалобу в Верхновный Суд РФ. Очень мне стало интересно, какие нормы действуют там?

Алексей Соколов,
директор Ассоциации «Правовая основа».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here