Главная Блог Страница 3

Разговорчики в СИЗО

0
В петербургских «Крестах» у заключенных не так уж много возможностей сообщить членам ОНК, применялись ли к ним пытки Фото: Василий Максимов, Коммерсантъ

В КС направлены жалобы членов ОНК на невозможность свободно общаться с арестантами

Члены общественных наблюдательных комиссий (ОНК) из Москвы и Санкт-Петербурга обратились в Конституционный суд России (КС) с требованием отменить запрет говорить с заключенными в СИЗО о пытках. Законодательные ограничения, несмотря на протесты правозащитников, были введены в 2018 году. Представляющий заявителей в КС юрист Григорий Вайпан полагает, что предмет разбирательства может касаться интересов более ста тысяч заключенных.

Юрист Григорий Вайпан представляет в КС две жалобы от бывших или действующих членов ОНК Москвы и Санкт-Петербурга Евгения Еникеева, Романа Ширшова и Яны Теплицкой. В 2019 году при посещении изоляторов («Лефортово» в Москве и «Кресты» в Петербурге) они многократно сталкивались с запретом сотрудников ФСИН говорить с заключенными о насилии и пытках, которым те могли подвергаться. Сотрудники в таких случаях прерывали разговор, так как «предмет беседы не имеет отношения к условиям содержания».

В апреле 2019 года члены столичной ОНК Евгений Еникеев и Александр Бачу посещали в «Лефортово» Фахраджона Нозимова, обвиняемого по делу о попытке устроить крушение «Сапсана» (2017 год, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ, приготовление к теракту). Тот жаловался на ухудшение состояния здоровья и дал письменное разрешение членам ОНК изучить его медкарту, а затем начал рассказывать, откуда на его теле синяки. Сотрудник СИЗО прервал разговор, но отказался составлять об этом письменный акт. Через три месяца Фахраджона Нозимова приговорили к 20 годам колонии, вину он не признал. Члены ОНК обнаружили в медкарте заключенного три записи об ушибах челюсти, гематомах, множественных ссадинах ушей, запястий и шеи. Правозащитники составили акт, в котором говорилось о возможном применении пыток, а Евгений Еникеев подал иск к СИЗО и к заместителю начальника по режиму изолятора Николаю Иванову. Суды всех инстанций отказались признавать прерывание беседы неправомерным, после чего господин Еникеев обратился в ЕСПЧ.

Яна Теплицкая и Роман Ширшов пытались поговорить в «Крестах» с Аброром Азимовым, обвиняемым по делу о теракте в метро Санкт-Петербурга 3 апреля 2017 года (позднее господин Азимов был приговорен по ст. 205, ст. 205.1, ст. 205.4, ст. 222.1 УК РФ к пожизненному лишению свободы и штрафу в 800 тыс. руб.). Во время беседы он «рассказал заявителям, как его похитили 4 апреля 2017 года и подвергали пыткам в секретной тюрьме недалеко от Москвы вплоть до формального задержания», говорится в жалобе в КC. Беседа была также прервана.

Сотрудники ФСИН ссылались на законы «Об общественном контроле» (п. 3 ч. 1 ст. 16) и «О страже» (ч. 4 ст. 18.1), которые содержат разрешения для сотрудников ФСИН на прерывание беседы членов ОНК с заключенным, если речь зашла о «вопросах, не относящихся к обеспечению прав подозреваемых и обвиняемых в местах принудительного содержания».

Соответствующие нормы были приняты в 2018 году. Правка закона об ОНК подверглась тогда критике со стороны президентского Совета по правам человека: члены СПЧ сочли ее «крайне опасной», поскольку она может привести к замалчиванию бесчеловечного обращения с заключенными.

Члены ОНК должны иметь возможность фиксировать пытки, установить, продолжаются ли они, и помочь избежать угрозы их дальнейшего применения, считает Григорий Вайпан. Количество арестантов в российских СИЗО к 2021 году составило 104 220 человек (против 97 700 в 2019 году), заявил ранее глава ФСИН Александр Калашников. Господин Вайпан полагает, что поданные им жалобы касаются каждого из арестантов.

Проблема актуальна для «Лефортово», где содержатся фигуранты резонансных политических дел, считает член ОНК Москвы Георгий Иванов: «Здесь предупреждают заранее, что можно беседовать только о содержании в этом изоляторе, а о том, что было до того, нельзя. В таких случаях мы просим заключенного написать письмо и отправить корреспонденцией. Но такие письма сначала смотрит штатный цензор СИЗО, а затем следователь. По закону у цензора есть на редактуру три дня, а у следователя письма могут лежать неограниченное количество времени».

Член ОНК Санкт-Петербурга Роман Ширшов указывает, что нередко с сотрудниками СИЗО получается договориться, но в «Крестах» и СИЗО-3 существует жесткий запрет на разговоры о возможных пытках.

Информацию о них члены ОНК, как правило, могут получить за пределами СИЗО — когда людей переводят в колонии или больницы: «В колонии члены ОНК могут говорить с заключенными в зоне видимости, но не слышимости сотрудников, там гораздо проще опросить человека, как с ним обращались в отделе полиции, ИВС, СИЗО и других местах,— пояснил господин Ширшов.— В больницу имени Гааза в Петербурге свозят на лечение заключенных даже из области. Там мы много узнаем о нарушении их прав, собираем информацию».

В то же время оба эксперта признают, что в большинстве случаев запрет на разговор применяется избирательно — «когда получено указание начальства, или имеет место личное отношение сотрудника к заключенному».

“Ъ” запросил у ФСИН России данные о жалобах членов ОНК на запрет говорить с заключенными, и о том, есть ли ведомства предложения по законодательному урегулированию этой проблемы. В пресс-службе ФСИН обещали ответить «в течение семи дней».

Источник: kommersant.ru

9 колоний свердловского ГУФСИН были оптимизированы за 10 лет по причине снижения численности осужденных

0

По причине двукратного снижения (с 43 тысяч до 20 тысяч человек) численности осужденных и обвиняемых в Свердловской области 9 колоний были оптимизированы за последние 10 лет. Здания в этих учреждениях были построены в 30, 40 и 50-е годы, выполнены из дерева и не подлежали капремонту. В них не было канализации, а в некоторых и водопровода.

Это КП-48 (г. Нижний Тагил), ИК-14 (п. Пуксинка), ИК-15 и ИК-18 (п. Сосьва), ИК-56, ЛИУ-58 и КП-57 (все — г. Ивдель), ОБ-4 (г. Тавда) и КП-28 (г. Тавда).

В последние годы проводится работа по улучшению материально-бытового обеспечения осужденных и создания достойных условий службы сотрудникам и работникам УИС. Сотни миллионов рублей были вложены в это. Работа эта продолжается.

Источник: ГУФСИН по Свердловской области

Чувство безответственности порождает пытки и другие нарушения закона в исправительных колониях

0
© rossoshru.ru

Пытки, пытки людей, но почему-то многие забывают, что ФСИНовцы применяют незаконные действия и физическое насилие не только к заключенным, но к людям, так или иначе связанным с пенитенциарной системой: адвокаты, юристы, правозащитники и даже члены ОНК.

В большинстве случаев, нарушая законы, издеваясь над людьми, применяя физическое насилие сотрудники ФСИН остаются безнаказанными.

Например, в 2017 году сотрудники Кемеровской колонии с применением физической силы отбирали мобильные телефоны у адвокатов, которые фиксировали показания заключенных на сексуальное насилие в колонии.

У адвоката Ирины Бирюковой сотрудники «Владимирского централа» пытались забрать жалобы заключенных, но не смогли. Ирину заперли в темной комнате в тюремном помещении и несколько часов удерживали там, принуждая отдать жалобы заключенных. Про «Ярославское дело» я вообще молчу — Ирине длительное время пришлось прятатся от негодяев в погонах.

А вот членов ОНК Свердловской области с применением физической силы, можно сказать, выкинули из Тавдинской колонии, в которой общественные наблюдатели пытались собрать у заключенных жалобы на произвол сотрудников колонии.

А после этого неизвестный заминировал наш автомобиль и полночи спецы-взывотехники искали в машине бомбу, а мы стояли неподалеку под дулами автоматов и смотрели на этот произвол, замерзая от холода.

Членам ОНК заминировали автомобиль, на котором они приехали в колонию проверять жалобы заключенных на пытки

В следующий раз, в этой же колонии, у юриста Яны Гельмель сотрудники оперативного отдела пытались забрать записи, в которых она отражала рассказы заключенных о произволе сотрудников колонии. Яну Гельмель фактически лишили свободы.


И вот совсем недавно в этой же Тавдинской колонии мне сначала предоставили свидания с заключенными, в ходе которых я письменно фиксировал все показания заключенных о нарушении их прав, а после встречи сотрудник администрации, пристутствовавший во время свидания, забирал у меня мои записи. Я, конечно, драться с представителем администрации колонии не стал — чревато последствиями.

И много-много других случаев, когда сотрудники ФСИН препятствуют в работе адвокатам, юристам, членам ОНК, правозащитникам, иногда применяя физическую силу или угрозы применения такой силы для подавления воли представителя общества, и всегда «выходят сухими из воды». Надзиратели знают, что их прикроет вышестоящий орган или прокуратура, а СК так вообще глаза закроет и заявит, что ничего не было.

Пока не будет восстановлен институт ответственности — административной либо уголовной, даже для тех, кто закрывал глаза или покрывал преступные посягательства фсиновцев, до этой поры сотрудники фсин не перестанут пытать и запугивать людей.

Алексей Соколов,
директор Ассоциации «Правовая основа»

В условиях давления властей правозащитники Екатеринбурга объединились и открыли единую общественную приёмную

0

Проблема защиты прав человека в России с каждым годом становится всё более актуальной. Несмотря на закрепление прав и свобод человека и гражданина во Второй главе Конституции, с их соблюдением на практике не всё так гладко.

Правонарушения в отношении простых людей всё чаще попадают в новостные сводки. Представители гражданского сообщества объединяются в организации, чтобы бороться с беззаконием и защищать права россиян, но государство часто противодействует деятельности таких организаций, затрудняет их работу, объявляя «иностранными агентами», накладывая большие штрафы. Это приводит общественные объединения к банкротству и прекращению дальнейшей работы. Но в Екатеринбурге правозащитное сообщество ещё весьма сильно. И группе юристов и адвокатов удалось найти выход из такой ситуации — несмотря на то что они специализируются на защите прав людей в разных сферах, они решили объединить силы своих организаций и обустроили в центре города единую общественную приёмную, где каждый житель Свердловской области может получить бесплатную юридическую консультацию и правовую помощь.

В создании общественной приёмной приняли участие три правозащитные организации — «Правовая основа», «Межрегиональный центр прав человека» и «Сутяжник»* (внесён Минюстом в реестр иностранных агентов). Руководители всех трёх организаций рассказали «Вечерним ведомостям», в каких именно сферах каждое из этих объединений занималось правозащитной деятельностью.

Правозащитное просвещение

По меркам мирового сообщества ценности прав и свобод человека в России начали продвигаться относительно недавно — всё-таки Российская Федерация — достаточно молодое государство. Многие россияне и сейчас не знают юридических основ, и одной из первых правозащитным просвещением в Екатеринбурге начала заниматься школа прав человека, открывшаяся в 2009 году общественной организацией «Сутяжник»* (15 мая 2015 года внесена Минюстом в реестр иноагентов). Её руководитель Сергей Беляев рассказал о деятельности школы и о том, как государство своими действиями приостановило её работу:

— Когда Россия, со скрипом, но вошла в мировое государственное общество и попала в сферу регулирования Европейского Суда, стало необходимым вовлечь в правовую сферу как можно больше россиян. Для того, чтобы объяснить гражданам их права и как их защищать, нужны были, так называемые, квалифицированные «проводники». Мы принялись обучать молодых специалистов, и уже во время проведения семинаров мы поняли, что нужно организовать из этого систему. Мы проводили мероприятия по стратегическому судебному процессу, надеясь развить и довести его до гротеска. Тем более, что невооружённым взглядом видно, что судебная практика в России ненормальная, раз уж ЕСПЧ отменяет приговоры наших судов. Видимо, наша деятельность оказалась полезной, либо заметной, поэтому, по традициям законодательства РФ, организация «Сутяжник» была признана иностранным агентом. Этот статус можно воспринимать неоднозначно, но, в конечном итоге, определённой категории граждан было запрещено сотрудничать с нами. Нам пришлось перейти в онлайн-режим, потому что очно действовать пока не представляется возможным.

Сергей Беляев. Фото предоставлено Алексеем Соколовым

Защита от политических преследований

Противодействие и даже репрессии в отношении правозащитников стали распространённой практикой в России. Представителям нынешнего государства, очевидно, невыгодно, чтобы граждане знали свои права, поэтому под удар попадают даже и не политические, а просветительские организации. Но иногда репрессии касаются и рядовых жителей России — например, пожелавших высказать свою политическую или гражданскую позицию. Штрафы и административные аресты за публичное выражение мнения вошли в широкую практику. Некоторых даже сажают в тюрьмы, после чего они получают статус «политические заключенные». Общественные правозащитные организации борются за их высвобождение и за соблюдение их законных прав. Такой организацией является одна из объединившихся в общественную приёмную – МОО «Межрегиональный центр прав человека» на протяжении многих лет безвозмездно защищает права политических заключенных, оказывая им юридические консультации и отстаивая их честь в суде. Роман Качанов, руководитель «МЦПЧ», рассказал о случаях, когда государство пыталось ликвидировать его организацию:

— В рамках «МЦПЧ» мы работаем, чтобы скоординировать людей и позволить им защищать свои права. Тем, кто обращается к нам со своими проблемами, мы выдаём устав и удостоверение, таким образом причисляем их к своей организации. Просветительская деятельность также входит в наши обязанности. Члены нашей организации посещают заключенных, в том числе политических. Нужно уточнить, что мы работаем безвозмездно, не взымая платы за свои услуги, как, допустим, другие адвокаты. Благодаря этому они могут защищать интересы своих родственников и знакомых в суде, а также в местах лишения свободы. Наша деятельность, по всей видимости, не осталась незамеченной, и наша организация неоднократно оказывалась под угрозой ликвидации.

Если обращаться к истории, политические репрессии начались уже в 2008 году, сначала они были точечными, а затем стали массовыми. Создавались и создаются законы, чтобы противодействовать любому проявлению правозащитной деятельности. Так, например, Министерство юстиции исключило нашу организацию из реестра юридических лиц в 2007 году под формулировкой того, что мы не зарабатываем деньги своей деятельностью. Мы обратились в суд, наше заявление было одобрено, нам удалось доказать, что общественные организации не обязаны зарабатывать деньги, как было до этого.

Но на этом история не закончилась. в 2014 году МЦПЧ была зарегистрирована по адресу прошлого руководителя, но, когда я стал руководителем, я переписал адрес на своё место жительства, чтобы письма приходили ко мне. Минюст снова обратился в суд, чтобы ликвидировать нашу организацию. Причём, он обратился не в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга, как положено по закону, а в Кировский, сфера влияния которого не распространяется на новый зарегистрированный адрес. Судья Волкоморов, по неизвестным законодательству причинам, принял в производство это дело. Нашу организацию обязали явиться в суд, но повестку отправили по старому адресу. В итоге, судья рассматривает это дело без нашего ведома и удовлетворяет ликвидацию нашей организации. Я сам узнал об этом решении от знакомого, который случайно заметил приговор о ликвидации МЦПЧ на стенде в здании суда. Разумеется, мы подали апелляцию. Судье Волкоморову пришлось отменять своё же собственное решение и перенаправлять дело в Октябрьский районный суд. Запрос минюста о ликвидации нашей организации был отклонен, а мы продолжили свою работу.

Роман Качанов и Андрей Щукин несут передачу в спецприёмник. Фото предоставлено Романом Качановым.

Пенитенциарная система — одна из самых проблематичных

До сих пор одним из самых проблематичных мест остаётся пенитенциарная система, так как общество имеет крайне ограниченный доступ а, следовательно, и возможности для контроля российских исправительных учреждений. ФСИН неоднократно заявляет об открытости, но факты нарушений прав заключенных, недопуска адвокатов и правозащитников никуда не исчезают. Недавние публикации видеозаписей и вскрытие фактов массовых пыток в системе ФСИН продемонстрировали, что зверства в колониях и тюрьмах имеют системный характер и могут скрываться годами.

Формально, в России существуют институты по защите прав человека в местах принудительного содержания, такие как институт федерального и региональных омбудсменов, общественные наблюдательные комиссии (ОНК) и другие. Однако на практике далеко не всегда их деятельность приводит к ощутимым результатам: работа УПЧ сводится к перенаправлению жалоб в различные госорганы, а из ОНК во многих регионах изгнаны активные правозащитники, вместо которых набрали ветеранов силовых органов и других людей, часто даже не посещающих места принудительного содержания в течение срока своих полномочий. Однако в ряде регионов, несмотря на противодействие государства путём маркировки «иноагентами» и другими способами, затрудняющими общественную работу, ещё имеются члены ОНК и правозащитники, оказывающие на системной основе помощь людям, попавшим за решётку.

Руководитель правозащитной организации «Правовая основа» и общественной приёмной Алексей Соколов рассказал об успехах и трудностях в создании правозащитного независимого конгломерата.

— Как было принято решение организовать общественную приёмную?

— Общественная приёмная появилась после решения объединить силы нескольких правозащитных организаций «Правовая основа», «Межрегиональный центр прав человека» и «Сутяжник»*. В условиях, когда власть оказывает давление на правозащитное сообщество, необходимо было обустроить помещение, где мы сможем оказать всем гражданам Свердловской области юридическую помощь. Мы уже смогли немного обустроить офис — обновить мебель и провести косметический ремонт помещения.

— Каким принципам следует общественная приёмная?

— Разумеется, приоритетным для нас является качественное оказание юридической помощи. Наши специалисты всегда объясняют гражданам, какие права были нарушены, какие перспективы защиты их прав есть и есть ли они вообще. Ни в коем случае нельзя давать человеку ложную надежду. Если, к примеру, пропущены процессуальные сроки, или нет предмета для обжалования, то никакие дальнейшие действия не имеют смысла. Наша команда работает не ради прибыли, а ради того, чтобы защитить права граждан. Также принципиально важным для нас является добродушный приём. Когда человек приходит к нам за помощью, наши специалисты понимают, с какими моральными трудностями он уже столкнулся. В наших же интересах идти человеку навстречу и поддерживать его, чтобы добиться наилучшего результата в отстаивании его прав.

— Что вашей организации удалось сделать за последний год?

— За последний год нам удалось провести проверку коронавирусных ограничений в ряде учреждений уголовно-исполнительной системы. Также мы смогли добиться освобождения тяжело больных заключенных, диагнозы которых не позволяют им продолжать находиться в местах лишения свободы. Также нам удалось убрать негативную практику, когда осужденным препятствовали в обращении в суд. Администрация колоний требовала от них банковские реквизиты суда, якобы, для оплаты государственной пошлины. Это незаконно и было использовано сотрудниками исправительных учреждений для того, чтобы не допустить обращений в суд от осужденных. Нам удалось пресечь подобные нарушения. Также, благодаря наличию офиса и оборудования, мы провели ряд онлайн-консультаций по защите прав человека. В дистанционном формате к нашей конференции подключались люди из других областей, которые, судя по отзывам, остались довольны оказанной помощью.

Алексей Соколов и Яна Гельмель в одной из колоний Свердловской области

— С какими основными трудностями вы сталкиваетесь?

— Главной проблемой для правозащитников в России является социальная стигматизация. Сейчас не только общественные организации, но даже журналистов признают иностранными агентами, на них накладывают огромные штрафы за получение финансирования из-за границы. Более того, само государство не финансирует правозащитные сообщества, с целью их искоренения. Нам известно, что члены провластной организации сорвали табличку на здании нашего офиса с надписью “Общественная приёмная”. Главная проблема для нас заключается не только в том, что государство не содействует нам, а зачастую и препятствует нашей деятельности самыми разными способами.

В общественной приёмной уже успели сделать косметический ремонт. Фото: Владислав Постников.

— Какие планы или проекты у вашей организации по развитию общественной приёмной?

— Нам нужно закончить обустройство офиса — закупить организационную технику и юридические компьютерные программы, которые необходимы для работы нашей команды. Мы надеемся продолжить практику онлайн-консультаций, но для этого нам нужно соответствующее оборудование. Также мы хотим производить социальные видеоролики, но нам хотелось бы, чтобы они были качественными, а для этого нужны программы для видеомонтажа. Специалисты у нас для этих проектов есть, а средств на данный момент не хватает. Для полноценной работы мы также хотим нанять в штат секретаря, который будет принимать звонки, делать отчёты, записывать на приём граждан. Наша команда хочет, чтобы как можно больше граждан Екатеринбурга и Свердловской области узнали о нашей общественной приёмной и смогли получить юридическую помощь. Для этого нам нужно, чтобы сотрудники находились в офисе ежедневно, но на данный момент на зарплату сотрудникам не хватает финансов.

*Свердловская региональная общественная организация «Сутяжник» была внесена Минюстом РФ в реестр иностранных агентов.

Источник: veved.ru

Пытки в ОТБ-1. Игорь Краснов инициировал корректировку системы надзора за ФСИН

0

После выявления фактов систематических пыток в туберкулезной больнице УФСИН по Саратовской области генпрокурор РФ Игорь Краснов намерен внести коррективы в систему надзора за местами принудительного содержания.

Соответствующий проект ведомственного нормативного акта, который сейчас проходит независимую антикоррупционную экспертизу, был официально опубликован в минувшую пятницу.

Генпрокурор предлагает изменить ранее опубликованный приказ № 6 от 16.01.2014, чтобы в каждом случае выявления в исправительных учреждениях и медико-санитарных подразделениях ФСИН «длящихся, системных нарушений» организовывались «проверки исполнения требований закона о ведомственном контроле». При рассмотрении в судах уголовных дел в отношении лиц, которые уже отбывают наказания в учреждениях ФСИН, надлежит «участвовать прокурорам, осуществляющим надзор за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний».

«При их отсутствии или значительной удаленности от судов участие в судебных заседаниях принимать прокурорским работникам соответствующих территориальных прокуратур.

В случаях участия в соответствующих судебных заседаниях работников территориальных прокуратур в целях выработки единой позиции учитывать информацию, представляемую специализированными прокурорами по результатам проведенных проверок«, — говорится в проекте документа.

Также после подписания изменений прокурорам придется анализировать постановления Европейского суда по правам человека, которые «касаются нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные при содержании под стражей и исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы». На основе этого анализа им нужно будет «своевременно вносить необходимые коррективы в организацию прокурорского надзора, учитывая изложенные правовые позиции при проведении проверок и подготовке актов прокурорского реагирования».

Как уже отмечало наше издание, многолетние издевательства над заключенными в ОТБ-1 стали возможным благодаря, в том числе, безразличию и бездействию областной прокуратуры (возглавляет Сергей Филипенко), которая оставляла жалобы осужденных без должного внимания.

Такое бездействие прокуроров, по оценкам редакции ИА «Взгляд-инфо», могло провоцировать новые случаи насилия в стенах учреждений УФСИН.

Источник: vzsar.ru

Суд признал незаконным проведение свидания защитника-неадвоката с подзащитным в СИЗО через перегородку

0
Фотобанк Лори

Суд согласился с тем, что разделительная перегородка затрудняла совместное изучение документов и подготовку к уголовному делу

Один из адвокатов указал, что позиция суда может иметь прецедентный характер и в дальнейшем использоваться как адвокатами, так и защитниками для отстаивания своих прав. Другая отметила, что общение с защитником не должно иметь препятствия в виде унижающего человеческое достоинство обращения к заключенному под стражу. Третий заметил, что возможности общения наедине с защитником теперь минимализированы со ссылкой на пандемию коронавируса. Четвертый заметил, что ни один НПА не дает полномочий сотрудникам ФСИН без каких-либо обоснований оборудовать разделительной перегородкой все следственные кабинеты изолятора.

6 сентября Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил требования защитника Ирины Кузиной об оспаривании действий ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Новгородской области по предоставлению свидания с ее подзащитным Аркадием Кузиным в помещении следственных кабинетов через разделительную перегородку.

Обращение в суд и доводы сторон

В марте 2020 г. Аркадию Кузину было назначено наказание в виде лишения свободы на восемь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В период с 17 ноября 2020 г. по 20 января 2021 г. осужденный содержался в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Новгородской области.

С июля 2019 г. Ирина Кузина, имеющая высшее юридическое образование, была допущена постановлением суда в качестве защитника Аркадия Кузина. В августе 2021 г. женщина обратилась в суд с административным иском к новгородскому СИЗО-1, в котором просила признать незаконными действия по предоставлению свиданий с подзащитным Аркадием Кузиным в декабре 2020 г. и январе 2021 г. в помещении следственных кабинетов через разделительную перегородку.

Представитель административного ответчика отметил, что СИЗО имеет право на установку разделительной перегородки в кабинетах для свиданий в необходимых случаях. «Изолятор является режимным учреждением, в нем содержатся лица, обвиняемые и подозреваемые в совершении преступлений различной степени тяжести. В целях безопасности все следственные кабинеты оборудованы решетчатыми перегородками. Данные действия административного ответчика не ограничивают права подозреваемых и обвиняемых на свидания с защитником», – указал он.

Представитель СИЗО подтвердил, что в декабре 2020 г. – январе 2021 г. все следственные кабинеты изолятора были оборудованы разделительной перегородкой. Он добавил, что установка перегородки произведена по устному распоряжению предыдущего начальника изолятора, а также сообщил, что на момент рассмотрения дела разделительные перегородки в четырех из девяти следственных кабинетах демонтированы.

Сам осужденный Аркадий Кузин, привлеченный к участию в деле на основании п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 47, поддержал административный иск. Он пояснил суду, что нарушений режима учреждения не допускал, от его защитника заявления об обеспечении безопасности во время свиданий не поступали. По его мнению, правовые основания для предоставления свиданий с защитником через разделительную перегородку отсутствовали. Аркадий Кузин также указал, что на время свиданий с защитником его помещали в решетчатую клетку либо часть клетки, что унижало его человеческое достоинство, заставляло испытывать моральные и нравственные страдания.

Выводы суда

Изучив материалы дела, суд напомнил, что ст. 18 Закона о содержании под стражей установлено, что подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Суд разъяснил, что свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. Он добавил, что свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать.

В решении отмечается, что в силу ч. 4 ст. 89 УИК РФ для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в том числе с представителями в ЕСПЧ, лицами, оказывающими осужденным юридическую помощь в связи с намерением обратиться в ЕСПЧ, нотариусами без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. Суд уточнил, что свидания осужденных с указанными лицами, нотариусами предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Со ссылкой на п. 144–145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов суд указал, что подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником в порядке, предусмотренном действующим законодательством РФ. Свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения их количества и продолжительности; свидания могут проводиться в условиях, позволяющих сотруднику СИЗО видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать, напомнил суд.

Ссылаясь на подп. 23 п. 60 Наставлений по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы, суд разъяснил, что в 10% следственных кабинетов от пола до потолка устанавливаются металлические решетчатые перегородки, отделяющие место, предназначенное для размещения допрашиваемого, от остального пространства кабинета. В перегородке предусматривается дверь, оборудованная замком камерного типа.

Суд отметил, что п. 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений также указывает на то, что для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. При этом он добавил, что согласно данным правилам по заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

В решении также поясняется, что п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 47 подтверждает право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи и в необходимых случаях право пользоваться помощью переводчика. А согласно п. 16 указанного постановления при оценке обеспечения права на доступ к квалифицированной юридической помощи судам следует учитывать, в какой срок с момента ограничения свободы была предоставлена возможность реализации данного права, в том числе посредством связи с защитником (адвокатом) по телефону, длительность и конфиденциальность беседы с защитником (адвокатом) в зависимости от режима мест принудительного содержания.

Помимо этого в решении отмечено, что в силу п. 56 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 14 ноября 2018 г., лицу, допущенному судом к участию в уголовном деле в качестве защитника, выступающего наряду с адвокатом, не может быть отказано в предоставлении свидания с осужденным, если такое свидание обусловлено необходимостью оказания юридической помощи.

Суд указал, что доказательств того, что Аркадий Кузин представлял опасность для сотрудников изолятора либо защитника, не представлено. При этом суд принял во внимание то обстоятельство, что Аркадий Кузин осужден к лишению свободы на определенный срок в колонии строгого режима за преступление, не связанное с причинением вреда здоровью, режим не нарушал, жалоб от его защитников на необходимость обеспечения безопасности во время свидания не поступало. При таком положении суд полагает, что оснований для предоставления свиданий защитнику Ирине Кузиной с подзащитным в условиях разделительной перегородки не имелось.

«Как следует из приведенных нормативных правовых актов, по общему правилу свидания защитника с подзащитным предоставляются без разделительной перегородки, а ограничение данного права должно быть обосновано административным ответчиком, которым соответствующие доказательств не представлены», – разъяснено в решении.

Суд учел тот факт, что 11–13 января 2021 г. свидания проходили в следственном кабинете, разделительная перегородка в котором не соответствовала требованиям подп. 23 п. 60 Наставлений по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы, поскольку Аркадий Кузин находился не за разделительной перегородкой, а в металлической клетке. Возражения административного ответчика о том, что в спорный период все следственные кабинеты были оборудованы разделительной перегородкой, в связи с чем предоставить свидания административному истцу в помещении без разделительной перегородки не представлялось возможным, суд не принял, поскольку подп. 23 п. 60 Наставлений предусмотрено оборудование в 10% следственных кабинетов металлических решетчатых перегородок, а не в 100% следственных кабинетов.

Таким образом, суд согласился с доводами Ирины Кузиной о том, что разделительная перегородка затрудняла совместное изучение документов и подготовку к уголовному делу, поскольку невозможно совместное расположение защитника и подзащитного, а передача документов была ограничена размерами окна, которые были недостаточными для передачи сшитых следователем томов уголовного дела.

Кроме того, суд принял во внимание пояснения Аркадия Кузина о том, что нахождение в клетке подрывало его репутацию, а также вызывало у него чувства унижения, беспомощности, страха и неполноценности. Данные действия, не вызванные требованиями безопасности и не основанные на законе, признаны неправомерными ЕСПЧ по делу «Свинаренко и Сляднев против России» в Постановлении от 17 июля 2014 г., подчеркнул суд.

Оценив доказательства в совокупности, суд пришел к выводу об удовлетворении административного иска. Он посчитал, что Ирине Кузиной не было обеспечено предусмотренное нормативными правовыми актами право на свидание с подзащитным в условиях следственного изолятора без разделительной перегородки, что привело к нарушению прав защитника на оказание своевременной и надлежащей юридической помощи и свидетельствует о нарушении условий содержания под стражей. Суд пояснил, что административным ответчиком не представлено достаточной совокупности доказательств, подтверждающих необходимость ограничения прав защитника и подзащитного на свидание без разделительной перегородки и невозможность реализации данного права по причинам, соразмерным принятому ограничению.

Адвокаты оценили значимость решения суда

Адвокат АП Ставропольского края Нвер Гаспарян подчеркнул, что поднятая проблема актуальна и достаточно чувствительна и для адвокатского сообщества. Он отметил, что нередко сотрудники исправительных учреждений и для адвокатов ставят разделительные перегородки при общении с их доверителями, игнорируя тем самым требования закона и создавая препятствия для конфиденциального общения. «Позиция суда, безусловно, заслуживает уважения и поддержки, поскольку может иметь прецедентный характер и в дальнейшем использоваться как адвокатами, так и защитниками для отстаивания своих прав», – полагает Нвер Гаспарян.

Адвокат АП г. Москвы, председатель «Ассоциации Адвокатов России за Права Человека» Мария Архипова считает, что общение с защитником не должно иметь препятствия в виде унижающего человеческое достоинство обращения к заключенному под стражу. «Заключенный под стражу – это не преступник, а лицо, чья вина еще не доказана в суде, поэтому нельзя ссылаться на то, что общение с адвокатом должно носить унижающее достоинство обращение. Более того, нельзя ссылаться на степень тяжести совершенного деяния как оправдание изоляции подзащитного от адвоката», – прокомментировала адвокат. Она добавила, что решение суда – правильное и нужное и отвечает требованиям соблюдения прав и свобод человека в части права на защиту и в части запрета на унижающее человеческое достоинство обращение, т.е. пытки.

Заведующий филиалом «Адвокатская фирма “ТонковЪ и Партнеры”» Ленинградской областной коллегии адвокатов Евгений Тонков обратил внимание, что проблемы нарушения прав лиц, содержащихся в местах ограничения свободы, становятся актуальнее с каждым годом. Адвокат подчеркнул, что возможности общения наедине с защитником теперь минимализированы со ссылкой на пандемию коронавируса. «В теоретическом плане у ФСИН существует установка на всестороннее препятствование получению “сидельцами” квалифицированной юридической помощи. Очевидно, что разделительные перегородки препятствуют эффективному общению защитников с доверителями», – полагает Евгений Тонков.

Адвокат указал, что в данном случае защитник проявила профессионализм и настойчивость, а судья смогла вынести решение, неудобное для ФСИН. «Несмотря на то что мы не в англо-саксонской правовой семье живем, судьям легче следовать уже существующей практике. В этом смысле мы получили решение, на которое можно опираться в достижении дальнейших целей по очеловечиванию практик тюремного ведомства», – заключил Евгений Тонков.

Управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры» Павел Сафоненков также подтвердил, что проблема свиданий адвокатов с подзащитными через разделительную перегородку не нова и многие адвокаты в последние годы ее не раз озвучивали. «Данной проблеме, полагаю, прекрасно понимаемой всеми сторонами спорных правоотношений, не дают утратить актуальности действия должностных лиц ФСИН, стремящихся всеми возможными средствами достичь одной главной для них цели – обеспечить изоляцию и предотвращение правонарушений в местах содержания под стражей, что, казалось бы, является вполне логичным и имеет законное основание, предусмотренное ст. 32 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», – поделился адвокат.

Павел Сафоненков указал, что в своем решении суд ссылается и на ряд нормативных актов, ни один из которых не дает полномочий сотрудникам ФСИН без каких-либо обоснований оборудовать разделительной перегородкой все следственные кабинеты изолятора. «Решение суда, судя по всему, не было неожиданным и для самого исправительного учреждения, так как еще до рассмотрения дела в суде руководство СИЗО, очевидно, осознавало, что именно со стороны административного органа в данном случае допущены нарушения Правил внутреннего распорядка, о чем свидетельствует демонтаж части перегородок сотрудниками ФСИН, не дожидаясь решения суда», – предположил адвокат.

Источник: advgazeta.ru

Россия потратила более 3,5 млн евро на выплату компенсаций за пытки в колониях и СИЗО, которые были назначены ЕСПЧ

0
фото из архива "Правозащитники Урала"

Россия потратила более трех с половиной миллионов евро на выплату компенсаций за пытки в колониях и СИЗО, которые были назначены Европейским судом по правам человека. Как пишет газета РБК, это подсчёты правозащитников с 2015 года. Максимальные суммы были выплачены истцам, которые содержались в исправительных учреждениях Нижегородской и Костромской областей, Санкт-Петербурга и Забайкальского края.

Источник: echo.msk.ru

Челябинские судьи отказались от показаний после ЧП на охоте. Источник

0
Участники несчастливой охоты не собираются давать показания против самих себя Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

Участники охоты на утку, в ходе которой в Челябинской области был тяжело ранен судья Еткульского райсуда Вадим Кинзин, отказались от дачи показаний. Об этом сообщил URA.RU источник в силовых структурах.

«Пришедший в себя после операции Кинзин отказался от дачи показаний, ссылаясь на 51-ю статью Конституции. Аналогично поступил и председатель Еманжелинского суда Михаил Грачев, предположительно, выстреливший в коллегу. Оба являются спецсубьектами, что накладывает определенные процессуальные ограничения при проведении проверки и расследования», — пояснил URA.RU инсайдер.

Тем не менее, по его словам, особых сомнений в том, что произошел несчастный случай, ни у кого нет. Оба судьи находились в дружеских отношениях и регулярно охотились вместе. Что касается вопроса об охоте во время рабочего дня, возникшего у СМИ, то вечерняя зорька началась уже после того, как двери судов закрылись — здесь нарушения также отсутствуют.

В пресс-службе следственного управления СК по Челябинской области заявили URA.RU, что информация об инциденте уточняется. Комментарий по ситуации прозвучит позже.

Инцидент в угодьях Коркинского охотхозяйства произошел накануне вечером. По предварительной информации, один из трех участников выстрелом из ружья поразил в грудь товарища. С ранениями нескольких органов (в том числе было задето сердце) того доставили в больницу. После сложной операции пострадавший пришел в себя, жизнь его сейчас вне опасности.

Источник: ura.news

«Ходят по колониям чайку попить с начальником»

0
Игорь Каляпин Фото: с сайта «Комитета против пыток»

Глава «Комитета против пыток» раскритиковал действующую систему ОНК

Глава «Комитета против пыток», член Совета по правам человека при президенте РФ Игорь Каляпин намерен поднять в СПЧ вопрос о возвращении общественного контроля в учреждения системы ФСИН. Об этом Каляпин заявил Znak.com, комментируя появление видеозаписей с пытками и изнасилованиями заключенных в туберкулезной больнице ФСИН № 1 в Саратове.

По словам Каляпина, такая ситуация с пытками сложилась в том числе и потому, что сейчас разрушена система общественного контроля над пенитенциарными учреждениями, созданная в 2008 году. Каляпин говорит об общественных наблюдательных комиссиях (ОНК). «Они такие вещи выявляли. За три-четыре года работы комиссий у нас таких вещей [пыток] стало меньше», — сказал Каляпин.

Сейчас, по его словам, в ОНК входят в основном бывшие силовики, поэтому комиссии действуют формально. «У них нет задачи выявлять нарушения, они ходят по колониям чайку попить с начальником», — заявил Каляпин.

Также он указал, что «Комитет против пыток» может оказать юридическую поддержку пострадавшим от действий силовиков в саратовской больнице, но только если будут заявления потерпевших или же свидетелей преступлений.

Ранее основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин (сейчас он живет во Франции) заявил, что представители проекта вывезли из России секретный видеоархив спецслужб, с помощью которого оперативники ФСБ и ФСИН унижали осужденных и принуждали их выполнять незаконные поручения кураторов.

Затем были опубликованы первые видео из данного архива. Действие, со слов правозащитников, происходит в туберкулезной больнице ФСИН № 1 в Саратове.

Изданию «Подъем» в пресс-службе ФСИН РФ заявили, что с проверкой в Саратовскую область выехали сотрудники центрального аппарата ФСИН. Также появление видеозаписей прокомментировал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. «Сначала надо все проверить. Безусловно, мы читали, что такие материалы появились в сети. Насколько мы знаем, ФСИН разбирается с этим. В случае если подлинность этих материалов подтвердится, то, конечно, это повод для серьезного разбирательства. Но сначала надо быстро, но спокойно разобраться и установить подлинность этих материалов», — сказал Песков журналистам.

Источник: znak.com

Заместитель начальника УФСИН по Тюменской области задержали по подозрению в коррупции

0
© РИА Новости

Заместитель начальника УФСИН по Тюменской области подозревается в коррупционных преступлениях, он задержан, сообщает пресс-служба СУСК РФ по Тюменской области.

По версии следствия, с 2015 по 2018 годы замначальника УФСИН за вознаграждение помогал руководителю коммерческих организаций в заключении госконтрактов с учреждением на закупку ингредиентов для производства киселя по завышенным ценам, обеспечивал беспрепятственную приемку ингредиентов и своевременное перечисление на расчетные счета вышеуказанных коммерческих организаций оплаты в рамках контрактов. Отмечается, что общая сумма взяток составила свыше 370 тысяч рублей.

«Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Тюменской области возбуждено уголовное дело в отношении заместителя начальника УФСИН России по Тюменской области. Он подозревается в совершении 2 эпизодов преступлений, предусмотренных ч.1 ст.290 УК РФ (получение взятки), 2 эпизодов преступлений, предусмотренных ч.2 ст.290 УК РФ (получение взятки должностным лицом в значительном размере), ч. 5 ст.290 УК РФ (получение взятки должностным лицом в крупном размере)», — говорится в сообщении на сайте регионального СУСК.

Источник: ria.ru